Даешь металл стране не нашей!

О беспределе, творящемся у нас с хищениями цветных и прочих металлов, даже как-то неудобно говорить: от слов ничего не изменится.

19 май 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №786 от 19 май 2000

“Закрома” не нужны.

 О беспределе, творящемся у нас с хищениями цветных и прочих металлов, даже как-то неудобно говорить: от слов ничего не изменится.

И тем не менее зададим извечные вопросы - кто виноват, что делать и когда все это кончится, но не соседу по ограбленной даче, а тем, кто занимается этими больными проблемами по роду службы.

- Самое страшное то, что металлом разрешили заниматься частникам, - говорит начальник отдела уголовного розыска УВД Владивостока Александр Фарыба. - Железный занавес исчез, и все многотонные свалки перестали быть “закромами родины”.

С Александром Леонидовичем нельзя не согласиться - металл все-таки должен быть подконтрольным государству. Если отдать его нашим “бизнесменам” (в кавычках потому, что озабочены они больше тем, чтобы побольше да позаконнее украсть), то ясно, что действовать будет только одно правило - выгода. И все дальнейшие карательные меры будут вторичными. Посудите сами, разве большое дело закрыть приемный пункт, не имеющий лицензии либо нарушающий правила приема металлов? Это просто мелкое хулиганство по сравнению с самой возможностью для случайного человека скупать металл и перепродавать его за границу.

А все остальное - дачный беспредел, памятники, проводка - уже вытекает из того, что государство отдало металл на произвол и сомнительную совесть новоявленных коммерсантов.

И не стоит удивляться тому, что, по приблизительным подсчетам, 70-80% металла, принимаемого в скупки, украдено. Бесхозный и ненужный металлолом давно стал редкостью.

Законы есть. Но...

3 апреля 2000 года и. о. президента был подписан указ “О дополнительных мерах по обеспечению безопасного функционирования важнейших отраслей экономики”. Но лично мне он показался довольно беспредметным: в нем устанавливается, что физические лица могут реализовывать в законном порядке лом цветных и черных металлов, органам государственной власти субъектов РФ рекомендуется определить перечень видов лома металлов - и только. Еще - ссылка на федеральный закон 1998 года “Об отходах производства и потребления”.

Гораздо более необходимым кажется введение четких и жестких правил работы пунктов приема металла. Они есть. Так, нельзя принимать от граждан любые новые изделия, продукцию военно-промышленного комплекса, все виды кабельной продукции. Кроме того, пунктам приема запрещено сотрудничать с несовершеннолетними. У каждого сдающего металл записываются паспортные данные.

Эти правила висят в каждом пункте, но насколько они выполняются - уже другой вопрос. Например, новую продукцию (как и изделия ВПК) можно изуродовать, распилить, разбить, чем охотники за металлом и занимаются. Или такой случай: поймали одного шустрого дельца с алюминиевой обшивкой от лифта, а он знай свое твердит: мол, этот лом у меня лежит уже 10 лет в сарае, дорог как память...

Что касается кабельной продукции, то, как нам объяснили в ГУВД, большинство приемных пунктов предпочитает с ней дела не иметь - себе дороже. Тем не менее провода и кабели воруют. И воруют много, а значит, спрос есть. Положение осложняется тем, что существуют кроме официальных и подпольные скупки - “скрытая часть айсберга”, которая есть у любого современного бизнеса.

Очевидно, что пункты приема металла нужно жестко контролировать, и милиция это делает. Плановые мероприятия проходят постоянно. После особенно крупных хищений эти проверки становятся во много раз интенсивнее - под них подпадают не только сами пункты, но и те места, где украденное (особенно если это массивные плиты или огромные металлические люстры) могут распилить, рассверлить и т. д.

Мы привыкли спрашивать: “А куда же смотрит милиция?”, забывая о том, что такая однозначная постановка вопроса подразумевает в лучшем случае нахождение “крайних”, но никак не установление истины.

Вот данные за первый квартал текущего года: по городу зарегистрировано 36 краж проводной продукции, 35 - отдельно краж проводов на энергетических предприятиях, собственно цветного металла - 100 краж.

Раскрываемость этих преступлений составляет в среднем 80 и даже 90 процентов. Если учесть, что нормой считается 70 проц., то претензии к работе милиции выглядят, мягко говоря, необоснованными.

И тем не менее воруют, страшно воруют. А сколько преступлений остаются незарегистрированными! То, что творится сейчас на дачах, вообще нельзя передать словами. Ворюги ходят с магнитами и выбирают цветной металл подчистую. Дошли уже до кружек-ложек. Причем это далеко не всегда голодные бомжи. Есть уже организованные команды с автомобилями и прочей техникой - достаточно вспомнить случай с памятником морякам торгового флота. А на дачах находят даже зарытое отчаявшимися хозяевами в землю - то ли планомерно проверяют каждый квадратный метр многострадальной дачной земли, то ли используют миноискатели. Знакомые из Комсомольска-на-Амуре вообще дикие вещи рассказывают, что в окрестных лесах уже начали спиливать... гигантские опоры ЛЭП (разумеется, те, к которым не успели подвести электричество).

И все-таки - что делать?

...Приведу такое сравнение: человек болен неведомой болезнью. По всему телу высыпают загадочные прыщи. И доктора, вместо того чтобы обратить внимание на нарушения обмена веществ, старательно сковыривают каждый прыщик. Это не решение.

Сходная ситуация складывается у нас и с хищениями металлов.

- Мы боремся не с причиной, а со следствием, - говорит оперуполномоченный ГУВД Алексей Рогов, занимающийся расследованием хищений металлов. Но когда это поймут наши “слуги”, стоящие у власти и принимающие указы? Те, кто сталкивается с проблемой (я бы даже сказал, не боясь излишней патетичности, - с проблемой общегосударственной) непосредственно, будь то работники милиции или доведенные до крайности дачники, предлагают один выход - просто закрыть пункты приема.

А пока эти пункты могут закрыть только за нарушение правил работы (и то не всегда дело заходит дальше штрафных санкций). Чья вина больше - тех, кто украл и принес, или тех, кто принял, зная, что принимает ворованное? Воровство металла - это следствие, а бороться нужно прежде всего с причиной. Но те, кто содержит пункты приема, в тюрьму не садятся. Они продолжают свой бизнес (скупку краденого им вменить в вину очень сложно), а тех, кто ворует и тащит, меньше не становится. Да и им дают немного - год, два, от силы - три, как за рядовую кражу.

Я не ратую за драконовские меры, но, по-моему, воровство металла и последующая его продажа за границу, в Китай - это государственное преступление, подрыв мощи страны, и карать за него нужно соответственно. Мы все слышим о “сильной руке”, но что-то здесь ее не чувствуется.

Разумеется, есть и другие причины беспредела. Виновата и безработица, особенно в небольших поселках, где найти работу бывает просто невозможно. И, конечно, все мы - в большей или меньшей степени. Свобода, к которой мы оказались не готовы. Но то, что металл - стратегическое сырье - попал в руки воров, что он тысячами тонн по дешевке вывозится за границу, что узаконены пункты приема металлов - это, на мой взгляд, самое дикое.

И похоже, что пока весь металл не уйдет за границу, нужных законов принято не будет. Трудно представить, что причины творящегося беспредела - наивность и неосведомленность властей. Наивность не бывает такой последовательной. Вокруг всех этих пунктов крутятся большие деньги, а деньги в нашем обществе, как известно, сегодня значат больше и совести, и закона.