Пришла весна – пора самоубийств?

Никому из жителей дома № 16 на улице Зои Космодемьянской во Владивостоке не показалась знакомой женщина, которую увидели мертвой на козырьке подъезда этой девятиэтажки.

19 апр. 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №772 от 19 апр. 2000

Никому из жителей дома № 16 на улице Зои Космодемьянской во Владивостоке не показалась знакомой женщина, которую увидели мертвой на козырьке подъезда этой девятиэтажки.

Из ближайших домов тоже пришли посмотреть на самоубийцу и тоже не узнали ее: нет, не жила у нас такая. Однако несчастная была без верхней одежды и в тапочках на босу ногу – явно где-то по соседству, недалеко ее жилье, откуда она и пришла, чтобы подняться на крышу 9-этажного дома и прыгнуть вниз.

Да и одна из обитательниц этого дома припомнила, что несколько часов назад, когда выгуливала собаку, видела во дворе покончившую теперь с собой женщину:

- И с ней собака была, белая, большая. Наши-то стали огрызаться на чужую, так она, чтобы собаки не поцапались, свою увела.

Куда? В милиции не теряют надежды, что кто-нибудь поможет прояснить личность и адрес бедняги, чье тело распласталось на бетонном козырьке. Это была симпатичная темноволосая женщина лет тридцати с короткой стрижкой, одетая в белый джемпер с узором спереди из коричневых листьев, в джинсы и тапочки.

Неопознанным остается и мужчина, который повесился на морском берегу неподалеку от ресторана “Поплавок”. Рядом тут запасные пути товарной станции, и здешние работницы говорят, что самоубийца или является бывшим водолазом, или просто похож на того человека, который раньше трудился в расположенной в этом же районе водолазной фирме. Но посланец оттуда, поглядев на повесившегося, его не признал.

Документов при покойном не оказалось, а одет этот молодой человек был в рыжую кожаную куртку, бордовые спортивные брюки и белые кроссовки. В кулаке он сжимал ручной эспандер. Может, по этим приметам кто-то из читателей “В” поймет, о ком идет речь?