“Вольный ветер” в городе нашенском

Недавно мне довелось побывать на концерте в Пушкинском театре. Вновь отстроенный, с белоснежными колоннами и великолепным фойе, храм искусства поразил убранством. Я вслушивался в шелест раздвигающегося занавеса, сердце вдруг учащенно забилось, и мне показалось, что в проеме между двух порталов я увидел... себя.

24 март 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №758 от 24 март 2000

Недавно мне довелось побывать на концерте в Пушкинском театре. Вновь отстроенный, с белоснежными колоннами и великолепным фойе, храм искусства поразил убранством. Я вслушивался в шелест раздвигающегося занавеса, сердце вдруг учащенно забилось, и мне показалось, что в проеме между двух порталов я увидел... себя.

И ярко вспомнился наш театр музыкальной комедии. Впервые мысль о нем появилась у Михаила Колесника, руководителя академического хора. Его поддержали. Началась работа. Поиск исполнителей, поиск репертуара... Первая проблема решалась относительно просто - с готовностью откликнулись актеры из цирковой студии, агитбригады. В полном составе вошел в театр танцевальный коллектив Надежды Метелевой. Ее удивительная энергия, творческая фантазия просто поражали. Не потому ли так органично смотрелись поставленные ею танцы в специфическом жанре оперетты?

Сложнее было с выбором либретто для спектакля. Что взять - традиционную “Свадьбу в Малиновке” или фрачную “Марицу”? Какой спектакль мог бы стать визитной карточкой театра? Остановились на героико-романтической музыкальной комедии “Вольный ветер” И. Дунаевского. Тем более что морская тема так близка каждому жителю Владивостока. Существовала и еще одна проблема: все будущие исполнители страдали узкой специализацией: драматический актер, чтец, вокалист, танцор. А новый жанр требовал универсального исполнителя с широким диапазоном сценических данных: мгновенно переходить от прозы к пению, вести сценический диалог, словом, было над чем работать.

И понеслись стремглав месяцы поисков, находок, сомнений, разочарований. Репетиции длились до глубокой ночи. Наш руководитель Михаил Колесник был беззаветно предан музыкальному искусству, а потому проявлял безжалостность к себе, а заодно и к нам. Оправдать это можно только словами Белинского, которые часто повторял наш режиссер Тано Бялодворец: “Любите ли вы театр так, как я люблю его: всеми силами души вашей, со всем исступлением, к которому только способна пылкая молодость, жадная и страстная до впечатления изящного?” Сегодня они могут показаться излишне пафосными, но наше поколение не стеснялось эмоций.

И вот наступила дата, которую я и многие из нас никогда не забудем. 20 февраля 1960 года в 20 часов в Доме культуры моряков (ныне Пушкинский театр) состоялся наш первый спектакль.

Я смотрю на пожелтевший пригласительный билет “Уважаемый... администрация... приглашает...” С тех пор прошло 40 лет. А тогда на сцене и в зале царило нетерпение. Свет гаснет. Взоры зрителей устремлены на сцену. Взмах дирижерской палочки, и торжественные звуки увертюры хлынули в зал. Дворик перед хижиной, голубеет море. На сцене появляются два неразлучных моряка... Не буду описывать действие известной оперетты: кто не слышал озорные куплеты Пепитты, служанки кабачка? Скажу лишь, что когда занавес опустился, оповещая о том, что спектакль окончен, зал взорвался бурными овациями. Клавдия Шебанова, Виктор Андреев, Людмила Белокопытова и другие актеры играли великолепно. И снова я вчитываюсь в пожелтевшие страницы краевых газет “Красное знамя”, “Дальневосточный моряк”. Они преисполнены восторженных отзывов. Сейчас без ложной скромности могу сказать - мы их заслужили. Театр музыкальной комедии во Владивостоке появился. Потом были поставлены новые спектакли, классические и сотворенные в самом коллективе, потом театр удостоился чести выступать на кремлевской сцене в Москве, а нашему Михаилу Колеснику присвоили высокое звание заслуженного работника культуры РСФСР. Все это было потом. А пока мы праздновали рождение нового театра.

Станиславский как-то сказал: “Всю вашу жизнь ищите демаркационную линию, отделяющую плохое от хорошего в нашем искусстве”. Мы все старались придерживаться этой заповеди. Каждое поколение устанавливает связь с театром и свой взгляд на него. Что было в то далекое время нашим ориентиром? Мы трепетно искали свое, смутно представляя, как оно должно называться. Но при этом всегда избегали фальши. И сегодня по прошествии 40 лет, мне кажется, нам это удалось. А иначе разве помнили бы нас спустя десятилетия наши зрители? Разве удалось бы на юбилейную дату собрать вновь почти всю труппу? Сегодня идут репетиции. Ведь 12 апреля в 18 часов народный театр музыкальной комедии вновь приглашает на концерт. Театр, который был. И хочется надеяться, будет...