Душевные болезни лечат без полиса

Еще свежи в памяти владивостокцев пикеты у “Белого дома”, в которые выходили врачи и пациенты городской психиатрической больницы. Положение тогда было пиковое - из-за отсутствия финансирования больные голодали, у них резко снижался иммунитет, организм не мог сопротивляться малейшей инфекции. Как результат - несколько летальных исходов. С приходом новой администрации ситуация изменилась в лучшую сторону. Медики нынче вовремя получают зарплату, лекарственными препаратами, хоть и по минимуму, больные обеспечиваются, да и еды хватает. Тишь да гладь? Однако это лишь видимое спокойствие.

22 март 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №756 от 22 март 2000

Еще свежи в памяти владивостокцев пикеты у “Белого дома”, в которые выходили врачи и пациенты городской психиатрической больницы. Положение тогда было пиковое - из-за отсутствия финансирования больные голодали, у них резко снижался иммунитет, организм не мог сопротивляться малейшей инфекции. Как результат - несколько летальных исходов. С приходом новой администрации ситуация изменилась в лучшую сторону. Медики нынче вовремя получают зарплату, лекарственными препаратами, хоть и по минимуму, больные обеспечиваются, да и еды хватает. Тишь да гладь? Однако это лишь видимое спокойствие.

Проходя мимо больницы на Шепеткова, прохожие ускоряют шаг - никаких приятных ассоциаций это здание с зарешеченными окнами вызвать не может. Счастлив тот, кому не доводилось переступать его порог - ни в качестве больного, ни в качестве посетителя: видеть душевные страдания иногда тяжелее, чем физические.

В коридоре вдоль стен стоят кровати. Посередине в кресле сидит женщина с безучастным лицом. “Такого рода больные выбирают какое-то удобное для них место, - поясняет главный врач Александр Недашковский, - и что бы ни происходило вокруг, именно здесь чувствуют себя комфортно”. Рядом, прямо на полу, расположилась другая больная. Кровать для нее нашлась бы, но ей кажется удобным именно это место. По нормам на каждого пациента должно приходиться семь квадратных метров площади. В этой больнице о норме и говорить не приходится - в лучшем случае по два “квадрата” на человека. В одной из палат, куда мы заглядываем, кровати стоят в два яруса. Врачи завидуют своим коллегам из краевой больницы: “Вы бывали у них в гастроэнтерологии? Нам бы такие коридоры”.

Людей, страдающих душевными и психическими заболеваниями, не то что меньше не становится - их число растет. Немалая часть пациентов страдает депрессиями, ставшими бичом нашего времени. Это лишь в кино красавица, пережившая какую-то драму и заболевшая депрессией, безудержно плачет и отказывается от любимого некогда мороженого. В жизни все обыденнее и страшнее. “Мне сначала стало так больно, как будто все внутренности вытаскивали, голова раскалывалась, - рассказывает одна из женщин. - И никто мне уже не был нужен, дочь и внук перестали интересовать, даже раздражать начали”. Она благодарна врачам, которые вывели ее из отчаянного состояния, но при этом оказалась в больнице уже третий раз.

Женщины, особенно пожилые, больше всех подвержены депрессиям. Причем и семья может быть благополучной, и близкие любовью окружают, а поди ж ты... Еще тяжелее тем, кто “на воле” никому не нужен. Сделали врачи все возможное, подлечили, а куда такому бедолаге податься? По так называемым социальным показаниям в стационаре держать не имеют права, а общежития для душевнобольных в нашем городе нет. Нет у нас пока даже отделения для пациентов, находящихся в пограничном состоянии. Некоторых из них дома лечить невозможно, а в стационаре они вынуждены находиться рядом с такими больными, что от одного их вида еще сильнее заболеть можно. Правда, вопрос о реконструкции здания на Патриса Лумумбы, где предполагается разместить такое отделение, стоит на повестке дня. Но ждать больным уже невмоготу - тяжелейшее материальное положение, постоянные стрессы угнетающе действуют на психику и провоцируют ухудшение болезни.

Одно койко-место в психиатрической лечебнице обходится в 186 рублей в день. Хоть и не в полной мере, но больница сейчас финансируется. Вот только средств хватает лишь на необходимый минимум лекарственных препаратов. Иногда родственники готовы сами платить, но достать нужные препараты в нашем городе непросто - фармацевтические фирмы не заинтересованы в их закупке, ведь большинство наших земляков не в состоянии выкладывать за них астрономические суммы. Вот и лежат люди в стесненных условиях вместо трех-четырех недель по нескольку месяцев, а порой и годы в этих стенах проводят.

Кроме ужасающей тесноты, отсутствия средств на обновление лабораторного оборудования угнетает врачей и невозможность учиться. Когда-то они могли перенимать опыт, выезжая в командировки по нашей громадной стране: новейшие сведения, систематизированные корифеями психиатрии, очень помогали молодым специалистам. Сейчас в основном варятся в собственном соку. “Может, прочитав о наших нуждах, откликнутся спонсоры?” - с надеждой говорит главный врач. Этим медикам общение с коллегами необходимо как воздух. “Конечно, мы и от материальной помощи не отказались бы, но самый главный вклад, который могли бы сделать обеспеченные люди, - это дать нам возможность получить новую информацию, которая так необходима при лечении наших пациентов”.

Работать в условиях психиатрической больницы тяжело. Получать при этом мизерную зарплату обидно. Но еще тяжелее осознавать, что невозможен профессиональный рост. Пока особой текучки кадров в этом стационаре нет, но Александр Васильевич опасается, что скоро его подчиненные начнут увольняться, ведь терпение любого человека не безгранично. А ведь для того, чтобы подготовить квалифицированного психиатра, необходимо не меньше 10 лет. Не исключена вероятность, что через некоторое время душевные болезни будут лечить лишь молодые и не совсем опытные врачи. Но допустить подобное нельзя - слишком уж это сложная сфера медицины.

Сколько раз мы видели в зарубежных кинофильмах психиатрические клиники! Уютные помещения, зеленые дворы для прогулок. О таком в нашей стране пока и мечтать не приходится. По крайней мере наши больные встречаются с родственниками, пришедшими их навестить, или в малюсенькой комнатке для свиданий, или в сером дворе, в котором через несколько минут накатывает безысходная тоска. “Какой бы вы хотели видеть свою больницу в идеале?” - интересуюсь у Александра Васильевича. “Даже не в идеале, а просто по-человечески наши пациенты должны быть разделены как по заболеванию, так и по состоянию, - вздыхает он. - Психиатрический стационар должен находиться в составе медицинского городка, чтобы была возможность получить консультации врачей разных профилей. Конечно, наши корпуса должны быть отделены от других, ведь необходимо соблюдать тайну больного”.

До отдельных палат, зеленого двора для прогулок и лечения самыми современными лекарствами нам, конечно, далеко. Но самая элементарная помощь психиатрической больнице нужна уже сейчас. То, что они больше не бастуют, не значит, что все в этой сфере уже в порядке.