Правоохранительные органы не могут справиться с валютчиками

- Доллары, иены меняю... - бормочет бабулька. К груди пришпилена бумажка, где намалеван знакомый всем россиянам символ - $. Можно только предположить, сколько же денег спрятано под ее видавшей виды и совершенно нестильной курткой. В метре от нее - парень. Одет помоднее. Еще через метр - красивая молодуха в ярком пуховике, чуть дальше - еще один парень, потом еще, еще... Это валютчики, без которых наш портовый город представить просто невозможно.

22 март 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №756 от 22 март 2000

- Доллары, иены меняю... - бормочет бабулька. К груди пришпилена бумажка, где намалеван знакомый всем россиянам символ - $. Можно только предположить, сколько же денег спрятано под ее видавшей виды и совершенно нестильной курткой. В метре от нее - парень. Одет помоднее. Еще через метр - красивая молодуха в ярком пуховике, чуть дальше - еще один парень, потом еще, еще... Это валютчики, без которых наш портовый город представить просто невозможно.

На перекрестке ул. Адм. Фокина и Алеутской им уже тесно. Сегодня менялы стоят вдоль всех оживленных трасс и за углом каждого официального обменника.

Опасная профессия

На контакт с журналистами валютчики не идут - ни обещание полной конфиденциальности, ни легкий флирт их не подкупают.

- Ты напишешь, а нас опять начнут таскать по милициям, - сказал мне один из менял. Но все-таки проявил отчаянную храбрость, скупо ответив на некоторые вопросы.

Жизнь валютчика, как следует из его слов, не сахар. Мало того, что целый день в любую погоду приходится стоять на улице, так еще и опасности подстерегают на каждом шагу. Любой клиент может запросто “кинуть”:

- Летом у нас одной девушке предложили поменять 6 тысяч долларов, посадили в машину, чтобы пересчитать деньги, и рванули с места, - рассказывает мой собеседник. - Отвезли ее за город, всю наличку отобрали и выбросили ее из машины. Хорошо, хоть не убили...

После таких слов я взглянула на валютчиков другими глазами: как, неужели под каждой курткой, в каждом потайном кармане спрятана фантастическая, по меркам большинства горожан, сумма? Хотя это отнюдь не “карманные” деньги, которые менялы могут тратить на себя, а средство производства, “уставный капитал”, который ежедневно пускается в оборот и дает навар.

- Раньше народ на валюте хорошо зарабатывал, - продолжает мой собеседник. - Те, кто первым пришел в этот бизнес, покупали себе квартиры и дорогие машины. Сегодня же доходы так себе, но на хлеб с маслом хватает. Сильно много нас развелось... (улыбается).

Больше никакой информации из смельчака выжать не удалось. На вопросы типа “могу ли я устроиться подработать на незаконных валютных операциях?” и “кто может помочь со стартовым капиталом?” парень хитро посмеивался.

Кстати, в отличие от некоторых своих коллег он выглядел вполне интеллигентно, да и на деле оказался выпускником одного известного вуза. Логично предположить, что несмотря на жалобы, меняла зарабатывает поболее среднестатистического дипломированного специалиста.

О жизни валютчиков неплохо осведомлены сотрудники управления по борьбе с экономическими преступлениями. Например, они утверждают, что поддельных купюр на улице нет - менялы держат “лицо фирмы”. Как им удается отличить фальшивку без сложного оборудования - просто мистика, но делают они это безошибочно.

Пару лет назад один северокорейский дипломат прибыл в Приморье с полным “дипломатом” свежеотпечатанных долларов. Качество купюр было отменным, но наши валютчики определили фальшивку по запаху.

Все без исключения менялы находятся в специальной милицейской картотеке, но..

Дайте нам закон

- И через неделю ни одного валютчика в городе не будет, - говорит начальник ОБЭП Фрунзенского РОВД Игорь Дышловой.

По закону валютными операциями могут заниматься только официальные обменные пункты при наличии у них специальной лицензии. Но привлечь к ответственности дяденек и тетенек, бойко меняющих нам иены и доллары на улице, практически невозможно. Новый Уголовный кодекс это деяние не предусматривает, а старый Административный, который был принят еще при советской власти, грозит штрафом только в том случае, если размер сделки не превышает 25 рублей, что по сегодняшнему курсу - 86 центов.

Формально валютная сделка, совершенная в обход официальных обменников, попадает под уголовную статью “Незаконное предпринимательство”, но в этом случае ее сумма должна превышать 200 минимальных окладов (примерно 16 тысяч рублей). При этом валютчик должен быть пойман с поличным “в процессе и при понятых”, затем милиция собирает-оформляет кучу бумаг и передает дело в суд... А суд, как известно, дело долгое. До сегодняшнего дня в крае не создано прецедента, когда бы меняла понес ответственность.

Ущерб, который эти граждане наносят государству, подсчитать невозможно. Ни в милиции, ни в Федеральной службе по валютному и экспортному контролю нам не смогли представить даже приблизительных цифр.

Однако необходимость бороться с валютчиками признают все. В минувшую среду в краевой прокуратуре по этому поводу было проведено совещание, где отмечалась неэффективность работы правоохранительных и контролирующих органов на ниве борьбы с менялами. После этого милиция постаралась - уже в четверг валютчиков на Адм. Фокина не было - где-то полдня. Ближе к вечеру ребята вновь подтянулись на “рабочее место”.

Кстати, говорят, что в Москве эта проблема так остро не стоит - в любое время суток в любом районе города там без труда можно поменять деньги законно.