На Некрасовской подстерегает смерть

“Родненький мой мальчик!” - в слезах упала рядом с безжизненным телом мать, прибежавшая в полночь туда, где машина насмерть сбила ее сына, владивостокского школьника, - на улицу Некрасовскую.

10 март 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №750 от 10 март 2000

“Родненький мой мальчик!” - в слезах упала рядом с безжизненным телом мать, прибежавшая в полночь туда, где машина насмерть сбила ее сына, владивостокского школьника, - на улицу Некрасовскую.

Десятиклассник 40-й школы Сергей Ж. лежал, уже бездыханный, с разбитой головой, в луже крови. Второго пострадавшего, Сергея М., в тяжелом состоянии увезла в больницу “реанимационная”. Вот таким кошмаром закончился поход дружной компании старшеклассников на дискотеку в молодежный центр ДВГТУ.

После танцев в двенадцатом часу ночи ребята шли домой пешком - все они живут поблизости, на улице Толстого и проспекте “Красного знамени”. Спускались от фуникулера вниз по Некрасовской. Увы, здесь нет тротуаров, а неширокие обочины из-за слежавшегося снега стали еще уже. Шли вшестером: четверо по одной стороне улицы, двое - по другой. Этих двоих и сбил скрывшийся с места дорожно-транспортного происшествия автомобиль.

Судя по оставшимся после страшного удара на дороге зеркалу, “дворнику” и стеклу от габаритного огня, это был “Ниссан-Блюберд”. Сейчас его ищут сотрудники ГИБДД и, думается, найдут хотя бы по приметам - лобовое стекло у “Блюберда”, очевидно, превратилось в крошево. Но даже если виновник наезда будет отловлен и понесет наказание, несчастного юношу с того света уже не вернуть...

Поэтому живым, и прежде всего работникам администрации Владивостока и той же городской инспекции безопасности движения, следует незамедлительно позаботиться о том, чтобы никто больше на этом жутком участке дороги не пострадал. Ведь место чрезвычайно опасное, всего-то дней 10 назад тут сбил человека “Лендкруизер”, и на улице до сих пор валяются осколки автомобильных стекол еще от того, предыдущего ДТП. Нет тротуаров, нет уличных фонарей, и люди вынуждены идти по дороге в темноте. Неужели и вновь здесь прервется чья-то жизнь?