Потеряет ли Россия статус ядерной державы?

Увы, с такими неутешительными выводами западных специалистов приходится соглашаться. Экономический кризис и политические иллюзии российских руководителей привели к страшным последствиям - в ближайшие 3-4 года Россия может лишиться морского компонента стратегических ядерных сил на Дальнем Востоке. При том плачевном состоянии обычных вооружений Тихоокеанского флота это может привести к печальным последствиям.

4 февр. 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №731 от 4 февр. 2000

Увы, с такими неутешительными выводами западных специалистов приходится соглашаться. Экономический кризис и политические иллюзии российских руководителей привели к страшным последствиям - в ближайшие 3-4 года Россия может лишиться морского компонента стратегических ядерных сил на Дальнем Востоке. При том плачевном состоянии обычных вооружений Тихоокеанского флота это может привести к печальным последствиям.

Наверное, после Петра Великого никто из руководителей нашего государства не понимал значимости океанского флота для поддержания мира и стабильности, для защиты интересов государства в разных точках земного шара. Петр построил флот, сделал Россию морской державой. Нынешние руководители страны, если не будут уделять должное внимание нуждам и чаяниям военно-морских сил, вполне могут отбросить Россию по сути в допетровские времена.

Становление океанского флота

Общепризнано, что расцвет военно-морского флота Советского Союза пришелся на 60-70-е годы. Это связывают прежде всего с именем адмирала флота Советского Союза Сергея Георгиевича Горшкова. Элементарный анализ сравнительных характеристик боевой готовности флота показывает, что именно в эти годы флот вышел в океан, стал инструментом поддержания мировых устоев, стабильности.

60-е годы стали периодом становления океанского флота. В 1964 году корабли Тихоокеанского флота совершили пять дальних походов, в 1965-м - уже 12, а в 1966-м - 27. Советский военно-морской флаг гордо развевался в Филиппинском море, Охотском, Восточно-Китайском, Японском морях, в открытых водах Тихого океана.

По мере становления океанского флота менялись и его действия. Боевая служба, в середине 60-х годов являвшаяся ответной мерой на действия иностранных военно-морских сил, к середине 70-х прошла через ряд качественных изменений - от плавания одиночных кораблей, групп и отрядов до создания постоянно действующих оперативных и оперативно-тактических объединений и соединений, от эпизодического кратковременного слежения за ударными группировками противника до решения задач завоевания господства в важнейших районах Мирового океана. По оценкам специалистов, в 70-е годы военный флот Советского Союза охватывал своей деятельностью почти 80 процентов Мирового океана.

Приведем некоторые сравнительные характеристики несения боевой службы силами ВМФ СССР в середине 70-х годов. Известно, что в 1974 году 28 раз совершили походы на боевую службу ракетные подводные крейсеры стратегического назначения (РПКСН), 23 раза - многоцелевые атомные подводные лодки с крылатыми ракетами на борту (АПЛ КР), надводные корабли совершили 79 выходов на боевую службу. Уже к 1976 году эти показатели значительно выросли: РПКСН выходили на боевую службу 38 раз, многоцелевые АПЛ - 30 раз, надводные корабли 111 (!) раз.

Именно в 70-е годы было налажено постоянное патрулирование по нарезным маршрутам ракетными подводными крейсерами стратегического назначения. Флот успешно выполнял задачи по боевому обеспечению отечественных РПКСН, осуществлял слежение за атомными подводными лодками противника и был готов уничтожить их в случае начала войны. Не оставались ни на час без внимания авианосные ударные группировки (АУГ) противника.

В 1976 году создается Средиземноморская оперативная эскадра. В состав ОПЭСК входило в среднем около 40 кораблей, в том числе 2-3 атомные подводные лодки, 3-5 дизельных лодок, 3-4 крупных надводных корабля с ракетным вооружением на борту и 7-10 противолодочных кораблей. Создание Средиземноморской оперативной эскадры стало действенным фактором в политике СССР в этом регионе.

Примерно в то же время создается постоянно действующая группировка кораблей в Персидском заливе. Чуть позже группировка получила статус эскадры. Большинство задач в этом регионе решали корабли Тихоокеанского флота.

Классическим примером сдерживающей силы флота считается операция, которую провели в 1979 году воины-тихоокеанцы. Как известно, именно в это время Китайская Народная Республика начала агрессивную войну против Вьетнама. Своевременное развертывание сил ТОФ и создание мощных ударных группировок в узловых районах Восточно-Китайского и Южно-Китайского морей предотвратило активизацию военно-морских сил КНР и исключило возможность удара по Вьетнаму с морских направлений. В свою очередь это существенно сказалось на ходе конфликта, который вскоре прекратился, несмотря на оставшиеся противоречия.

Флот как единая боевая система

В 70-е годы военно-морской флот провел ряд грандиозных учений, имевших целью не только отработать основные компоненты боевого слаживания, но и продемонстрировать миру силу и мощь океанского флота Советского Союза. К примеру, в учениях “Океан-70” на Тихоокеанском флоте приняли участие 32 надводных корабля I ранга и 28 подводных лодок, в том числе - девять атомных. В ходе учений “Океан-75” приняли участие 21 надводный корабль и 24 подлодки, в учениях “Радуга-77” отрабатывали свои задачи 11 надводных и 20 подводных кораблей.

На учениях отрабатывались переход к высшей степени боевой готовности (то есть готовность к ведению боевых действий) и обеспечение боевой устойчивости. Отрабатывались также задачи по уничтожению авианосных многоцелевых группировок противника, конвоев и десантных сил, задачи поисковых и противолодочных операций.

В те же годы основной проблемой стало дальнейшее строительство военно-морского флота не как набора определенного множества боевых кораблей, но как единой боевой системы, состоящей из ударной подсистемы (собственно боевые корабли и вооружение), обеспечивающей (силы и средства боевого обеспечения ударных сил), управляющей (органы и средства управления и связи) и обслуживающей (органы и средства тылового и технического обеспечения) подсистем. К концу 70-х годов эта задача была успешно выполнена. Военно-морской флот мог смело приступать к проведению стратегических операций на океанских театрах военных действий.

В период с 1976 по 1985 год продолжалось интенсивное наращивание сил ВМФ. На флот начали поступать атомные подводные ракетоносцы, имеющие меньшие характеристики демаскирующих полей и несущие ракеты с дальностью стрельбы от 9 до 12 тысяч километров. Вводятся в строй РПКСН проекта 941 “Тайфун”. Один залп такой лодки равнялся потенциалу всех подводных крейсеров, находившихся в составе флота на 1976 год. К этому же периоду относится и массовая ракетизация надводных кораблей. Подводный флот СССР того времени впечатляет своими размерами. В 1985 году в боевом строю ВМФ находились 61 ракетный подводный крейсер стратегического назначения, 124 многоцелевые атомные подводные лодки с крылатыми ракетами на борту и 145 дизельных подводных лодок. В том же году РПКСН 80 раз отправлялись на боевую службу, 125 раз отправлялись на боевую службу надводные корабли.

С 1986 по 1991 год боевой состав военно-морского флота пополнился на 450 единиц.

Флот потопили. Остались одни адмиралы

Резкое сокращение состава флота началось с развалом Советского Союза. С 1992 года не было построено ни одного ракетного подводного крейсера стратегического назначения, а общее их число сократилось почти в два раза.

Флот перестал выходить в море. В 1995 году, к примеру, РПКСН выходили на боевую службу всего 18 раз, а надводные корабли - 42. Сейчас в составе военно-морского флота, который обладает 32 процентами носителей ядерных зарядов, всего 43 (по другим данным - 26) подводных крейсера стратегического назначения, два тяжелых авианесущих крейсера, четыре тяжелых атомных ракетных крейсера (два из них в длительном отстое), четыре ракетных крейсера да несколько десятков противолодочных кораблей и эсминцев.

Особую озабоченность вызывает состояние Тихоокеанского флота. Считается, что пока имеющимися ядерными силами морского базирования ТОФ Россия может соблюдать ядерный паритет в регионе. Однако из-за отсутствия должного финансирования мероприятий по ремонту и содержанию подводных лодок всех классов существует вполне реальная угроза того, что наша страна лишится морского компонента стратегических сил на Дальнем Востоке и на Тихом океане.

Известно, что сейчас в боевом составе Тихоокеанского флота находится восемь атомных подводных крейсеров с баллистическими ракетами. При этом также известно, что большая их часть из-за отсутствия средств на ремонт и поддержание технической готовности вынуждена нести боевое дежурство в базах. Океанский поход становится чуть ли не событием мирового масштаба.

Средний возраст этих атомных подводных крейсеров достигает или превышает 10-15 лет, что является критическим показателем для кораблей этого класса. На тихоокеанском театре им противостоят девять американских атомных подводных лодок класса “Огайо”, чей средний возраст не превышает 10-15.

В настоящий момент стратегические ядерные силы морского базирования России - это 1-я и 3-я флотилии атомных подводных лодок в Заозерске и Гаджиеве (Северный флот), 25-я и 26-я дивизии в Рыбачьем и Павловском (Тихоокеанский флот). В их составе 26 действующих РПКСН, в том числе шесть РПКСН проекта 941 “Акула” образца 1981 года (по натовской классификации - “Тайфун”) и семь РПКСН проекта 667-БДРМ “Дельфин” образца 85-го года (“Дельта-4”). Лодки несут свыше 2000 ядерных боезарядов.

Как и остальные компоненты стратегических ядерных сил, “ядреные силы” флота подлежат сокращению в рамках договора об ограничении стратегических наступательных вооружений. По Договору СНВ-2 к 2003 году в составе морских ядерных сил России (как, впрочем, и ВМС США) должно остаться не более 1750 боезарядов. В момент подписания договора предполагалось, что Россия, даже не вводя в строй новые лодки, будет иметь к 2003 году 23-25 стратегических ракетоносцев.

Однако темпы вывода российских ракетоносцев из боевого состава оказались гораздо выше. При этом немалая часть РПКСН, к примеру, Тихоокеанского флота - это устаревшие подводные крейсеры проектов 667-А и 667-Б. По данным специалистов, это означает, что уже к концу 2003 года эти подлодки придется списать. Это означает, что уже через три года на Тихом океане американцам будут противостоять в лучшем случае четыре устаревших крейсера проектов 667-БДР и 667-БДРМ.

Это означает, что Тихоокеанский флот перестанет существовать как система, способная решать стратегические задачи.

В целом же, по самым оптимистичным прогнозам, уже к концу 2003 года у России останется 1100 ядерных боеголовок, размещенных на подводных кораблях. Пессимисты говорят, что это сокращение дойдет до уровня 890 зарядов, что гораздо ниже рамок, установленных Договором СНВ-2. И уж вовсе несопоставимо с потенциалом ВМС США, который составляет около 3476 боевых блоков.

Увы, похоже, именно самые худшие прогнозы оправдываются. По мнению специалистов, в настоящий момент из-за хронического отсутствия должного финансирования сегодня в составе ВМФ осталось лишь чуть более 10 РПКСН, которые не требуют ремонта.

К сожалению, в ближайшее время Россия не сможет даже при всем желании и необходимом финансировании сократить это отставание. Кризис, поразивший государство, особенно больно ударил по военной промышленности. Для того чтобы восстановить потенциал ВПК, необходимо долгое время.

“Миролюбивая” политика прежнего российского руководства, в угоду Западу стремившегося к бездумному сокращению армии и флота, которое почему-то стыдливо называлось военной реформой, привела к печальным последствиям. В ближайшее время Россия, потерявшая уже статус сверхдержавы, вполне может лишиться статуса ядерной державы. Сделает ли выводы из этого новое руководство - покажет время.

P. S. Для военных цензоров. Все данные, использованные в материале, получены из открытых печатных источников.