В XXI век с милостью к ближнему

13 января 2000 года “В” опубликовал обращение к жителям Приморского края генерального директора издательства “Уссури”, президента отделения женского клуба ЮНЕСКО во Владивостоке Орыси Бондаренко. Она призвала объявить 2000 год на территории края годом Добра и Милосердия. После “круглого стола”, который проходил в конференц-зале газеты “Владивосток” с участием социальных работников, медиков, педагогов, руководителей бизнес-структур, где во главе с Орысей Бондаренко был сформирован общественный организационный комитет, стали поступать многочисленные отклики. Приморцы готовы влиться в это неформальное движение.

1 февр. 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №728 от 1 февр. 2000

13 января 2000 года “В” опубликовал обращение к жителям Приморского края генерального директора издательства “Уссури”, президента отделения женского клуба ЮНЕСКО во Владивостоке Орыси Бондаренко. Она призвала объявить 2000 год на территории края годом Добра и Милосердия. После “круглого стола”, который проходил в конференц-зале газеты “Владивосток” с участием социальных работников, медиков, педагогов, руководителей бизнес-структур, где во главе с Орысей Бондаренко был сформирован общественный организационный комитет, стали поступать многочисленные отклики. Приморцы готовы влиться в это неформальное движение.

Сергей Иванов - офицер запаса, директор приморского регионального представительства российского общества инвалидов военной службы “Содружество”. За пять лет своего существования общество провело огромную работу. Высоко оценив гражданскую позицию Орыси Бондаренко, Сергей Васильевич рассказал о деятельности “Содружества”.

...Мы, офицеры запаса, перезнакомились на курсах переподготовки. Перед нами стояли одинаковые трудности, с которыми сталкивается каждый, кто после военной службы становится гражданским человеком. Естественно, мы сдружились и решили помогать друг другу адаптироваться к условиям гражданской жизни. Помогали с устройством на работу, “выбивали” квартиры. Однажды в разговоре мы случайно узнали о том, что у двух-трех наших ребят сыновья-студенты “подсели” на наркотики. Все признаки были налицо, и мы поняли, что пацаны попали в беду, их надо вытаскивать. Мы думали: поговорим с ними как следует и искореним эту привычку. Но не тут-то было...

Нам потребовалось полгода, чтобы помочь им. За это время было все: и скандалы, и беседы, хождение по дискотекам и по квартирам, где торговали наркотиками, и многое другое. Ничего не помогало. Мы едва не опустили руки. Но в нас хватило сил и духа, чтобы продолжить борьбу, и в результате мы вытащили пацанов.

Мы были поражены, когда увидели, сколько среди наркоманов студентов. И чем солидней учебное заведение, тем “солидней” там наркотики. Мы обнаруживали притоны, брали их в кольцо, уничтожали то, что находили. Нам пришлось опуститься в такую клоаку... Мы заходили в “малосемейки”, где бегали бедные дети и тут же продавались наркотики, валялись шприцы. Но если задача милиции - вывернуть карманы и найти эти 0,03 грамма, чтобы посадить человека, то наша - найти и высыпать на землю. И предупредить по-мужски, что если еще раз поймаем, хорошо не будет.

После того как мы вытащили этих ребят, к нам начали обращаться их друзья. У нас уже появились свои методы и способы борьбы с этим недугом. Так, у нас была однокомнатная квартира, потом появилась еще трехкомнатная, где мы сделали что-то вроде изолятора. Снять физическую “ломку”, на что уходит 5-6 дней, - это полбеды. Главное, протянуть человеку руку помощи после этого, помочь ему справиться с психологической зависимостью. Ведь ремиссия может длиться от одного месяца до нескольких лет. Те, кто лечится от наркомании в больнице, выходят оттуда через неделю и, естественно, попадают в ту же среду, где все начинается сначала.

Наркомания - болезнь. Если вы решили бросить употреблять наркотики - главное, не бояться сделать это. Конечно, лучше всего их вообще не пробовать. Ведь даже излечившись, человек постоянно рискует вновь оказаться во власти наркотиков. Наркомания - это болезнь. И скандалами здесь не поможешь. Если у человека болит зуб, его не ругают за это. Мы общаемся с родителями, дети которых употребляют наркотики, и некоторые из них говорят, что готовы убить своего ребенка. Они кричат, выгоняют наркомана из дома, но результата это не приносит. Помочь такому человеку можно только миром, добром. Мы стараемся найти индивидуальный подход к каждому. Это требует большой самоотдачи, приходится много работать, порой в ущерб личной жизни.

Когда наша деятельность получила общественный резонанс, на нас обрушился шквал звонков. Звонили отовсюду - из сел, деревень. Поступало так много сигналов, что постепенно мы начали задыхаться. Мы были вынуждены отказывать людям, что противоречило нашим намерениям. И мы обратились с просьбой о помощи к общественности, пытались сотрудничать с органами милиции. Но у милиции свои, отличные от наших методы. Ведь в большинстве случаев “садят” тех, кто стал жертвой наркотиков, а те, кто их распространяет, остаются на свободе.

Мы не раз обращались к администрации города и края с просьбой выделить средства на создание реабилитационного центра. Но одного центра будет недостаточно для нашего региона, и поэтому здания, которым мы располагаем на сегодняшний день, нам явно не хватает. Также мы хотим восстановить храм на острове Русском. Несмотря на то, что сегодня существует много религий, мне кажется, что русские люди должны обращаться к корням, к православию. В этом плане владивостокская церковь оказывает нам большую поддержку. В школах и других учебных заведениях мы хотим организовать видеопропаганду, направленную на борьбу с наркотиками. Существует большое количество фильмов, показывающих, какой страшной вещью являются наркотики. Мы организовали неформальное движение “Нет наркотикам”, хотим создать общество анонимных наркоманов. Есть еще много других задумок, только были бы средства на их реализацию.

Пора открывать глаза и перестать думать, что все хорошо и ничего страшного не происходит. Каждый второй молодой человек сегодня хоть раз употреблял наркотики. И не замечая этой проблемы, не уделяя ей должного внимания, мы губим наших детей, а значит, и будущее нашей страны. Поэтому давайте сделаем так, чтобы поколение, которое откроет двери в XXI век, не было потерянным поколением.