Ледовая "ходынка"

В конце прошлой недели трескучие морозы пошли на убыль, и воодушевленная наступившим потеплением многотысячная армия рыбаков потянулась в субботу к паромной переправе, чтобы успеть к рассвету на лед бухт острова Русского. Но половить в тот день корюшки довелось не всем. Большая часть рыбаков с помятыми боками, переломанными удочками и разбитыми термосами так и осталась на берегу, проклиная на чем свет стоит организацию паромных перевозок.

26 янв. 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №725 от 26 янв. 2000

В конце прошлой недели трескучие морозы пошли на убыль, и воодушевленная наступившим потеплением многотысячная армия рыбаков потянулась в субботу к паромной переправе, чтобы успеть к рассвету на лед бухт острова Русского. Но половить в тот день корюшки довелось не всем. Большая часть рыбаков с помятыми боками, переломанными удочками и разбитыми термосами так и осталась на берегу, проклиная на чем свет стоит организацию паромных перевозок.

Корреспонденты "В" в эту субботу тоже решили порыбачить. Эх, знать бы, во что обернется их желание, так из теплой постели бы не вылезали!

Хоть мы и пришли к вокзалу прибрежных сообщений в 5.40 утра, билеты на шестичасовой паром взять не удалось. На коммерческий рейс (6.50) тоже все билеты были распроданы. Кассир объявила, что следующий паром на остров Русский пойдет лишь в 9.10 и билеты на него будут продаваться за час до отхода. Затем она попыталась закрыть окошко кассы.

Но не тут-то было. В кассу стал биться народ, который успел взять билеты на шестичасовые рейсы. Взять-то он их взял, но вот на паромы не попал, ибо количество "обилеченных" рыбаков явно превышало ту норму, которую согласились запустить на свои суда капитаны. Разъяренные обладатели билетов требовали от кассира информации: "Почему их не взяли и что делать дальше?", тем более что принимать обратно билеты кассир категорически отказалась. Не дождавшись внятного ответа, люди вновь потянулись к пятому причалу занимать очередь на следующий девятичасовой паром. Те, кто еще билетов не взял, заволновались и отправили представителей от каждой компании в эту очередь, чтобы спокойно ожидать открытия кассы. Но и в восемь часов касса не открылась. И только в 8.40 по трансляции объявили, что все билеты проданы. "Неужели нельзя было сказать об этом раньше, ведь с семи часов касса так и не открывалась?" - возмущались рыбаки. Несмотря на объявление, народ по домам не пошел, а ломанулся все к тому же пятому причалу, уповая на чудо. Только чуда не произошло. С подошедшего парома объявили, что возьмут на борт не более 90 душ. А в очереди, по самым скромным подсчетам, томилось человек 400. И, как следовало ожидать, вся эта масса, услышав объявление паромщиков, попыталась прорваться на посадку.

Вахта у единственной открытой калитки на причал стояла насмерть, пропуская лишь “обилеченных”. Но чинность и благолепие сохранить не удалось. Задние ряды рыбаков буквально вдавили передних “счастливцев” в металл ограждения. Корреспонденты “В” тоже оказались в этой давке. Выбраться из толпы даже при всем желании было невозможно - стальные ограждения держали людей в надежной ловушке. А сзади неумолимо давили. Даже трудно описать, что творилось: крики, стоны, треск ломающихся рыбацких ящиков. Вскрикнув, упал дед. Брешь в толпе тут же сомкнулась. Счастье, что это произошло у самого прохода на причал, - несчастного помятого рыболова буквально затолкали ногами туда. А если бы он упал в центре толпы? Все! Никто при всем желании не смог бы ему помочь, ведь даже пошевелиться было невозможно, так спрессовало людей желание попасть на лед.

Калитка, щелкнув замком, закрылась, порушив все надежды людей попасть на рыбалку. А их осталось на берегу человек 300. Какие слова там говорились, слава богу, корреспонденты “В” уже не слышали - они оказались в числе счастливцев, прорвавшихся к парому. И что сразу поразило - паром оказался полупустым. На нем свободно разместились четыре машины и где-то сто рыбаков.

Диспетчер ТОО “Владморпасс” Анатолий Ковалев, к которому мы потом обратились за объяснениями, попытался обрисовать ситуацию:

- В этом году очень сложная ледовая обстановка. Катера на Русский не ходят. Вот все рыбаки и пошли на паромы, которых просто не хватает, чтобы эту массу людей вывезти. А паромы берут столько пассажиров, сколько позволяет наличие спасательных средств на борту. За этим инспекция Регистра следит строго. Так что ничего мы тут сделать не можем, тем более что рыбаки - народ неуправляемый. На посадку даже приходится наряд милиции вызывать - так и его сметают. Вы обратитесь к нашему руководству, оно вам все более подробно расскажет.

Но заместитель начальника “Владморпасса” Василий Топчий к более обстоятельной беседе был совсем не расположен. Он тоже сообщил про сложную ледовую остановку и что паромы берут столько людей, сколько и положено.

Редакция “В”, конечно, понимает всю сложность существования в нынешнее время паромной переправы, ее проблемы с деньгами и топливом. А может быть, все же дело не только в этих объективных трудностях, но и в стиле работы управленцев предприятия? Ведь своевременная информация и обеспечение безопасности посадки - это прямые функции работников “Владморпасса”. И не надо быть пророком, чтобы прогнозировать неизбежное наступление следующих выходных, а значит, и новые толпы рыбаков, штурмующих паромы. И, наверное, надо принимать меры, чтобы подобные “ходынки” больше не повторялись - ведь так и до жертв недалеко.