...потому что этому препятствует ФСБ

Осужденный за превышение служебных полномочий военный журналист Григорий Пасько призвал всех здравомыслящих людей встать на его защиту и направить во все российские инстанции - вплоть до президента и премьер-министра России - петиции с требованием прекратить произвол в отношении невиновного журналиста. Об этом говорится в обращении Григория Пасько к средствам массовой информации, переданном в редакцию “В” вчера.

10 сент. 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №656 от 10 сент. 1999

Осужденный за превышение служебных полномочий военный журналист Григорий Пасько призвал всех здравомыслящих людей встать на его защиту и направить во все российские инстанции - вплоть до президента и премьер-министра России - петиции с требованием прекратить произвол в отношении невиновного журналиста. Об этом говорится в обращении Григория Пасько к средствам массовой информации, переданном в редакцию “В” вчера.

Как говорится в обращении Пасько, он надеялся, что после приговора Федеральная служба безопасности оставит его в покое. Однако, по словам Пасько, этого не произошло. Военному журналисту, как он пишет, приходится постоянно сталкиваться с фактами давления ФСБ на некоторых представителей ТОФ при решении вопроса о его восстановлении в занимаемой должности.

“В Москве я встречался с первым заместителем главкома ВМФ РФ адмиралом Касатоновым. Он сказал мне, что подготовлен приказ о моем допуске к работе в газете ТОФ “Боевая вахта”, - пишет Пасько. - Однако редактор газеты, сославшись на секретную бумажку ФСБ, отказал мне в восстановлении на службе”. Военный журналист пишет, что ему было также отказано в оформлении заграничного паспорта на том основании, что “ФСБ и структуры, близкие к ним, запрещают мне краткосрочные выезды за пределы России”.

“8 сентября, - говорится в обращении, - в штабе ТОФ мне в безапелляционной форме было заявлено о том, что в должности я восстановлен не буду, так как есть секретный приказ о лишении меня всех видов допуска к работе с секретными документами. Таким образом, флотское руководство, наверняка не без указки ФСБ и при явной поддержке суда ТОФ, создает мне невыносимые условия для существования”.