Григорий Пасько на свободе!

Вчера в 14 часов военный журналист капитан второго ранга Григорий Пасько вновь обрел свободу. Военный суд ТОФ вынес решение, в соответствии с которым Пасько был приговорен к трем годам лишения этой самой свободы, но и тут же освобожден. из-под стражи.

21 июль 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №628 от 21 июль 1999

Вчера в 14 часов военный журналист капитан второго ранга Григорий Пасько вновь обрел свободу. Военный суд ТОФ вынес решение, в соответствии с которым Пасько был приговорен к трем годам лишения этой самой свободы, но и тут же освобожден. из-под стражи.

Вчера с военного журналиста снято обвинение в государственной измене и шпионаже

Военный суд переквалифицировал инкриминируемые военному журналисту статью с 275-й - “государственная измена в форме шпионажа” на менее тяжкую 285-ю - “злоупотребление должностыми полномочиями”. Суд также принял к сведению, что Пасько уже отсидел более одной трети срока наказания - с 20 ноября 1997 года. И, наконец, учел, что подсудимый впервые преследовался в уголовном порядке.

Суд установил, что Григорий “систематически из корыстных побуждений” с 1995 по 1997 год собирал документацию секретного характера. В частности, речь идет о видосюжетах, рассказывающих об экологической ситуации на флоте, а также документах о финансово-экономической ситуации, информации о поисковых спасательных операциях и утилизации АПЛ.

Как сказано в приговоре, Григорий игнорировал требования ведомственных приказов, положения законов “О государственной тайне” и “О средствах массовой информации”, где речь идет о понятиях гостайны. Не вызывал сомнений у суда тот факт, что Григорий “злоупотреблял доверием коллег, связанным со служебным положением”. Он по просьбе японских журналистов из компании NHK и газеты “Асахи” общался со своими коллегами, офицерами штаба флота, ксерокопировал данные ему для подготовки материалов в газете “Боевая вахта” документы и часть из них действительно передал или подготовил для других СМИ.

По мнению суда, получая документы как корреспондент “Боевой вахты”, он не мог использовать их при подготовке других оплачиваемых материалов. Сам Григорий между тем признал факт получения “разовых” вознаграждений за труды. Вместе с тем он, как явствует из приговора суда, осознавал общественную опасность таких своих контрактов с японцами. Доказательства, полученные начиная с ареста Григория Пасько, были признаны достоверными, согласующимися между собой.

Но при этом органами предварительного следствия не было убедительно доказано, что, будучи знаком с японскими журналистами, он передавал им секретную информацию. Это не признавал сам Пасько, это не смогли доказать УФСБ и прокуратура. Суд высказался в том плане, что не представленны бесспорные доказательства именно этого факта, а не самого сбора “секретных сведений”. Путались в своих показаниях и многочисленные свидетели, хотя экспертами и было подтверждено, что часть документов содержали сведения закрытого характера. Именно из-за этого обвинение Григория Пасько было переквалифицировано.

Интересно, что вчера перед началом суда Григорий Пасько обратился к журналистам и сказал, что дело сфабриковано, доказательства получены с нарушением российского законодательства. Суд исключил как доказательство протокол обыска в ночь с 20 на 21 ноября 1997 года в квартире Пасько, поскольку в нем были сделаны приписки.

Обнаруженные и изъятые в аэропорту Владивостока у Пасько документы перед его отлетом в Японию, другие схемы и материалы, были получены не только потому, что военный журналист обманывал кого бы то ни было, а во многом из-за халатного отношения различных должностных лиц штаба ТОФ к их сохранности, отметил суд.

Приговор суда вызвал бурные аплодисменты собравшихся в зале - журналистов, адвокатов и знакомых обвиняемого. В зал, несмотря на предварительную запись, пропускали почти всех желающих представителей средств массовой информации. Попала в зал даже бабушка, которая призывала всех побояться бога и не творить беззакония. Излишне громкая ее речь перед оглашением приговора закончилась тем, что стражи закона вывели активную правозащитницу из зала.

Во время чтения приговора жене Пасько - Галине стало плохо, и увидевший это председательствующий на суде Дмитрий Савушкин даже попросил прощения. Сам обвиняемый выслушал приговор с достоинством, слегка наклонив вперед голову. Еще перед оглашением вердикта Григорий не исключал, что он не будет оправдан, что ему дадут большой срок и он вынужден будет вернуться в тюрьму.

Теперь, как сообщил Григорий Пасько, он намерен немного прийти в себя, однако о конкретных дальнейших планах говорить пока что воздержался. Громкий процесс и столь же громкое освобождение сильно подействовали на него психологически. Надо и подлечиться, по его же словам, столь долгое пребывание в СИЗО на Партизанском проспекте “отличается от посещения санатория”.

Между тем и сам Григорий, и его адвокаты не раз заявляли, что освобождение из-под стражи - только временный успех. Они будут настаивать на окончательном оправдании, даже если дело дойдет до президиума Верховного суда или международного суда в Страссбурге. Не отказались они от этого и теперь, хотя в порыве радости адвокаты и общественные защитники кинулись к Галине и Григорию с криком: “Теперь все, свободен!”. Однако позже поправились, еще раз напомнив, что это “временная победа”. Сам Григорий выразил неудовольствие тем, что ни один офицер ТОФ, исключая дававших показания штабистов в суде, не сказал с ноября 1997 года, что Пасько не шпион и он верит ему. Напоследок Григорий высказал пожелание, что хотел бы увидеть бывшего начальника УСФБ по ТОФ Угрюмова, ныне проходящего службу в другом регионе, там же, “откуда только что вышел сам”.

Фототека "В"