“Момент”, склеивающий души

Мальчишка давился, у него изо рта шла пена. Сначала показалось, что он захлебывается кремом для торта - уж очень баллончик был похож. Но когда подошли... Что говорить, как увещевать подростка? Баллончик для портативных газовых плиток отняли. И тогда очень захотелось увидеть родителей. Не только потому, что мальчишка лишь мычал, пялил на нас бессмысленные глаза и ему явно была нужна помощь. Хотелось спросить у так называемых родителей, что же они сами пьют и почему довели сына до жизни такой? Ведь дети не в капусте растут - именно семья виновата в том, что ребенок деградирует и находит свое счастье в “глюках”.

24 июнь 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №613 от 24 июнь 1999

Мальчишка давился, у него изо рта шла пена. Сначала показалось, что он захлебывается кремом для торта - уж очень баллончик был похож. Но когда подошли... Что говорить, как увещевать подростка? Баллончик для портативных газовых плиток отняли. И тогда очень захотелось увидеть родителей. Не только потому, что мальчишка лишь мычал, пялил на нас бессмысленные глаза и ему явно была нужна помощь. Хотелось спросить у так называемых родителей, что же они сами пьют и почему довели сына до жизни такой? Ведь дети не в капусте растут - именно семья виновата в том, что ребенок деградирует и находит свое счастье в “глюках”.

26 июня - Всемирный день борьбы с наркоманией

Подростковая токсикомания - бич нашего времени. Как сказали в центре социально-психологической помощи, сейчас в Приморском крае сотни малолетних токсикоманов, их количество с 94 по 98-й год возросло в 7(!) раз. Нюхают все, что попадется под руку. И начинают этим заниматься очень рано - среди пациентов есть даже семилетние.

Кто виноват? Прежде всего родители-алкоголики, неизвестно зачем пустившие в этот мир дитя. Но и среди благополучных с виду семей токсикоманов немало. Одним не до ребенка - заботы лишь о материальном благополучии, другие безоговорочно верят своему дитяти - мой на такое не способен. И ни запачканная клеем одежда (с приятелем шину клеили), ни сильный запах изо рта их не настораживают. Если и побаловался разок, то какой мальчишка через это не проходит - рассуждают они. При самой безоглядной любви к своему чадушке ни в коем случае нельзя закрывать глаза даже на единственный случай. И не надо успокаивать себя, что это банальное пищевое отравление. В данном случае перестраховка не повредит. Иначе можно потерять ребенка. Как сказала заведующая центром Ольга Южакова, если ребенок только-только пристрастился к токсическому веществу, его еще можно спасти, пролечив 2-3 месяца, в противном случае понадобятся годы на лечение. И никогда он уже не будет таким, каким мог бы стать, не появись столь страшного увлечения. Сами юные токсикоманы говорят, что до появления пагубной привычки они могли выучить стихотворение за полчаса, теперь им требуется целый день, но наутро все равно не могут вспомнить ни строчки. У них нарушаются память, внимание, усидчивость, появляется сильная раздражительность. Они могут читать книгу, не понимая ни слова из написанного. Обычные детские интересы пропадают начисто.

Иногда в центр, который в обиходе называют подростковым наркокабинетом, ребята приходят сами. Излечившись, приводят туда всю свою компанию. Это оптимальный, но редкий вариант. Порой детей приводят взволнованные родители. В любом случае лечение бесплатное и анонимное. Можно даже, исхитрившись, незаметно взять у ребенка мочу и принести ее на анализ. Специалисты скажут, какое токсическое вещество он нюхает и когда делал это последний раз. Нельзя подобно страусу прятать голову в песок - за токсикоманией неизбежно придут сигареты с коноплей, а лет в 15-16 ребенок может стать героиновым наркоманом.

Мы теряем детей на глазах. По улицам бродят грязные привидения со спущенным рукавом, в который они время от времени суют голову, чтобы нюхнуть отраву. Это наши дети. Потерянные. На этой, второй стадии SOS кричать уже поздно. Главное - уберечь. Не для того ведь мы их рожаем, чтобы через несколько лет клей “Момент” или газовый баллончик отнял у нас самое близкое, самое родное. Если еще не поздно, звоните по телефону 428-479, бегите в кабинет на Нерчинской, 42. Спасайте своих детей.