И останутся нам рыбьи потроха

Пустившись в свободное и не ограниченное никакими государственными рамками плавание, рыбная индустрия за несколько лет претерпела удивительную трансформацию. На глазах мельчали гиганты, как грибы после дождя появлялись всевозможные СП, дочерние и сыновьи компании, флот под разными предлогами перераспределялся. Если в советское время в крае имели право вести добычу 32 организации, то сегодня таковых с лицензиями - 1766! Стало обыденным явлением, когда один траулер приходится на 3-4 мини-АО.

27 май 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №598 от 27 май 1999

Пустившись в свободное и не ограниченное никакими государственными рамками плавание, рыбная индустрия за несколько лет претерпела удивительную трансформацию. На глазах мельчали гиганты, как грибы после дождя появлялись всевозможные СП, дочерние и сыновьи компании, флот под разными предлогами перераспределялся. Если в советское время в крае имели право вести добычу 32 организации, то сегодня таковых с лицензиями - 1766! Стало обыденным явлением, когда один траулер приходится на 3-4 мини-АО.

Как показали депутатские слушания, ведущая в крае отрасль все глубже погружается в пучину

Итог? Вместо ожидавшегося расцвета отрасль погрузилась в глубочайший кризис.

От "Приморрыбпрома" остались одни воспоминания, над Дальневосточной базой флота и "Южморрыбфлотом" дамокловым мечом нависла угроза банкротства. Из 100 судов, имевшихся в "Востоктрансфлоте" в 91-м, сегодня в наличии осталось от 20 до 40 (точной цифры не знает никто). Пустуют рыбные порты, еще не так давно перерабатывавшие миллионы тонн рыбопродукции. Гордость бассейна Владивостокская база тралового и рефрижераторного флота каким-то невероятным чудом уцелела на плаву. Но что от нее осталось? На момент введения арбитражного управления летом прошлого года за некогда самой могущественной добывающей компанией России числилось всего... 4 судна, из 11 тысяч трудового коллектива оставалось всего 200 человек. Правда, спустя год - уже 11 судов, 1200 работающих. Сегодня это преподносится как достижение...

Эти и многие другие подобные примеры капитализации отрасли были названы в ходе специальных депутатских слушаний, состоявшихся, как уже сообщал "В", на прошлой неделе в краевой думе.

Сразу хочу оговориться. Решение подавляющего большинства поднятых рыбаками вопросов в компетенции федеральных органов. Например, пресловутые квоты, давно уже ставшие притчей во языцех. вокруг столько спекуляций! Во всем мире они выделяются бесплатно - поддерживается свой товаропроизводитель. У нас же пытаются установить плату. Самое печальное, что инициатором воплощения этой идеи в федеральном законе о биоресурсах является приморский депутат Светлана Орлова.

Президент компании “Дальморепродукт” Юрий Диденко настойчиво просил приморских избранников внести депутатский запрос от местных законодателей в Госдуму о квотах с тем, чтобы их выделяли не посезонно, как сейчас, а сразу на пять лет. В этом случае добывающие предприятия смогут более продуманно планировать свою промысловую политику, появится стабильность, уверенность в завтрашнем дне. С другой стороны, жизнь показала, что выделение квот сплошь и рядом идет произвольно, без учета технических возможностей добывающей компании.

Взять тот же “Дальморепродукт”. Специализированное, оснащенное по последнему слову техники предприятие в прежние годы получало квоту 28 тысяч тонн краба и икры, сейчас - 4 тысячи тонн. Современное оборудование оказалось невостребованным, а “сэкономленная” квота поделена между мини-АО, технологический уровень приготовления консервированной продукции в которых, как заметил Ю. Диденко, на уровне... кастрюли.

Между тем один из парадоксов современного рыночного механизма заключается в том, что квоты выделяются тем предприятиям, которые не имеют задолженности перед бюджетом. Но большинство из пока еще здравствующих - банкроты, иные, как резонно заметил представитель “ВБТРФ” Евгений Медведев, могли бы выйти из банкротства, но без рыбы это невозможно, а ее не дают. В результате - замкнутый круг.

И таких кругов хоть отбавляй.

Острой и болезненной остается проблема кредитов, которые опять же по законам российского неокапитализма приходится брать у коммерческих банков. Последние ниже чем под 160-180 процентов годовых деньги не дают. Только один “Дальморепродукт” за три года уплатил коммерческим банкам 684 млн. рублей по процентам. Никто, с горечью говорил глава “Дальморепродукта”, сегодня не скажет, на что пошли эти деньги и вообще какова их судьба. А ведь при разумной государственной политике громадные средства вполне могли бы оказаться полновесным довеском к бюджету.

В качестве одной из первоочередных мер рыбаки предложили поднять перед Госдумой вопрос о введении рыбной отрасли в ранг пищевой промышленности, какой она, как ни странно, формально не является. Это позволит рассчитывать на государственные кредиты. Сельское хозяйство ведь худо-бедно, но получает время от времени централизованную финансовую помощь.

Вправе рассчитывать рыбаки на депутатскую поддержку и при обновлении флота. И речь не только о кредитах. Собственного судостроения, если не брать в расчет очень уж малотоннажный флот, у России нет, а то, что было, осталось в ближнем зарубежье. Но вот когда удается правдами-неправдами заполучить импортное судно, таможня тут как тут - плати пошлину в размере 26 процентов от стоимости судна, что для приморских предприятий является откровенным грабежом средь бела дня. Но таможня ни перед кем здесь отчет не держит, и за правдой опять же надо обращаться в столицу.

Впрочем, и на местном уровне есть к чему приложить руки. Немало нареканий вызывают порядки в портах. Скажем, заход и отход судов в рыбном порту обходится судовладельцу в 113 тысяч рублей за единицу флота. В Пусане, по словам моряков, в 2-3 раза дешевле, туда и переместился флот - кто от этого выиграл?

Или взять набивший оскомину вопрос цен. Всего лишь один пример. По инициативе руководства “Дальморепродукта” на Чуркине был открыт магазин с ценами ниже общегородских. “Рынок” не замедлил вмешаться. Сначала в магазине побили окна, а через несколько дней конкуренты пообещали разобраться круче. Кончилось тем, что цены “выровнялись”. Здесь уж проявить депутатскую инициативу, как говорится, сам бог велел.

А вообще, считают рыбаки, нужно принимать местный закон о рыболовстве. Тогда и не будут многие местные проблемы столь уж непреодолимыми.