Неисповедимы пути в ночлежку

Дома ночного пребывания во всем мире называют просто ночлежками. Им бы подошли разные названия - “Приют обездоленных”, например, или “Последняя надежда” - все было бы верно. Часто сюда приходят те, кто переступил черту, за которой кончается Человек. У них не осталось другого выбора, кроме как умереть на улице.

2 март 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №552 от 2 март 1999

Дома ночного пребывания во всем мире называют просто ночлежками. Им бы подошли разные названия - “Приют обездоленных”, например, или “Последняя надежда” - все было бы верно. Часто сюда приходят те, кто переступил черту, за которой кончается Человек. У них не осталось другого выбора, кроме как умереть на улице.

Лесозаводский дом ночного пребывания находится рядом с наркологическим кабинетом - случайное, но символическое соседство. Старое одноэтажное здание, однако, снаружи и внутри выглядит вполне прилично. Официально этот дом называется “Учреждение социально-бытового обслуживания населения”. Содержит его управление социальной защиты при администрации города.

Директор ночлежки Анатолий Горбатенко любезно поведал о распорядке работы и условиях пребывания его подопечных. Поступают сюда люди, не имеющие ни жилья, ни очень часто документов. В подавляющем большинстве - из мест лишения свободы, переждать какое-то время для дальнейшего решения своих проблем.

Дежурная смена в составе администратора и фельдшера проводят осмотр вновь поступившего, при необходимости медик оказывает первую доврачебную помощь. Затем клиент направляется в душ, а при обнаружении, например, “формы 20” - завшивленности производится санобработка самого клиента и его одежды. При жалобах на здоровье вновь поступивший направляется на обследование в поликлинику, но для всех обязательно прохождение флюорографии на предмет обнаружения туберкулеза. Предъявляемые требования для первоначального поступления: отсутствие алкогольного опьянения, не “обкуренность” и не “уколотость”.

Ночлежка рассчитана на 16 мест. Пребывать в ней, то есть ночевать, можно один месяц, затем с перерывом хотя бы на одну ночь - еще месяц, и так до трех месяцев в год. Обычно эти три месяца приходятся на зиму. Находиться в самой ночлежке разрешено с 8 вечера до 8 утра.

На день обитатели разбредаются кто куда. Работу найти сложно, в центре занятости таких не жалуют - нет местной прописки, необходимых документов. Кому повезет, подряжаются грузчиками; можно подработать в колхозах, но там мало платят и в основном продуктами, что не всех устраивает. Некоторые промышляют милостыней. Весной и осенью дают “трудодни” предприниматели, зимой работу найти почти невозможно. Чем живут и питаются эти люди, одному богу известно. Раньше давали талоны на питание, можно было хоть один раз в день поесть в столовой “Милосердие”, но второй год на это нет средств.

За прошлый год в ночлежке побывало около 130 человек. Самый “популярный” возраст - от 30 до 50 лет, на втором месте - возрастная группа от 18 до 30 лет. Намного меньше людей пожилого возраста, а стариков, можно сказать, единицы. Принимают здесь и с местной пропиской, если, к примеру, дом сгорел или по каким-то другим причинам человеку негде жить.

Был как-то случай, когда женщину выставили за дверь родные дети, и пришлось ей проситься в ночлежку. Так что в Лесозаводске милым дамам, если подгулявшие мужья или дети выгонят из дома на ночь глядя, есть куда пойти - в ночлежке до утра приютят. Все лучше, чем замерзнуть на улице. Кстати, женщин от общего числа временных жильцов где-то около 10 процентов. С одной из них я решила познакомиться. Она охотно рассказала о причине своего появления в доме ночного пребывания. Зовут ее Раиса Игнатьевна, 58 лет. Она - из Покровки, отсидела 5 лет за убийство своего сожителя. По ее словам, ждет оформления в дом престарелых, так как квартиры лишилась. Пила и пьет. Ну что о ней скажешь - природа и родители дают нам лицо, а к старости мы получаем то, что сотворили сами.

Второго моего собеседника можно назвать “молодым человеком”. Он инвалид, ходит с палочкой, получает по этой причине пенсию. История его типична для попадающих сюда бездомных: продал свою квартиру, деньги промотаны - и вот результат. Пережидает время до весны, чтобы уехать к родственникам в Сибирь.

Контингент, прямо скажем, не из легких - приходится вызывать и медвытрезвитель, и милицию. Директор терпелив, разговаривает со своими подопечными спокойно и слегка иронично, как с непослушными и неисправимыми детьми. Попросив разрешения, заглянула в одну из комнат жильцов. Обитель на 5 мест - две двухъярусные кровати и “одиночка”. И я подумала - избавь нас бог от сумы, тюрьмы... и ночлежки.