Страховые страхи частного предпринимателя

Как только для индивидуальных предпринимателей близится очередной срок перечисления авансовых платежей страховых взносов в Пенсионный фонд, они снова пытаются ответить на извечный российский вопрос: “Что делать?” Беда в том, что до сегодняшнего дня не отрегулирована ставка, по которой следует исчислять эти взносы. Законодатели настолько запутали этот вопрос, что растерянность предпринимателей вполне понятна и объяснима.

2 февр. 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №536 от 2 февр. 1999

Как только для индивидуальных предпринимателей близится очередной срок перечисления авансовых платежей страховых взносов в Пенсионный фонд, они снова пытаются ответить на извечный российский вопрос: “Что делать?” Беда в том, что до сегодняшнего дня не отрегулирована ставка, по которой следует исчислять эти взносы. Законодатели настолько запутали этот вопрос, что растерянность предпринимателей вполне понятна и объяснима.

В 1996 году согласно федеральному закону тариф взносов в Пенсионный фонд для индивидуального предпринимателя составлял 5 процентов дохода. Затем в 1997 и 1998 годах соответствующими федеральными законами этот тариф был увеличен до 28 процентов.

Однако тут вмешался Конституционный суд РФ, который признал, что законодателем не были учтены такие конституционные принципы, как принцип равенства и принцип соразмерности ограничений прав и свобод граждан социально значимым интересам и целям. Так, равное право на трудовую пенсию для разных категорий граждан оказалось связанным с несоразмерными отчислениями при примерно одинаковых в будущем пенсиях: индивидуальные предприниматели должны уплачивать в Пенсионный фонд значительно большую часть своего дохода, чем платят наемные работники. К тому же увеличение тарифа по сравнению с 1996 годом произошло почти в шесть раз без учета различий в характере и условиях деятельности индивидуальных предпринимателей по сравнению с другими категориями плательщиков.

И не случайно согласно прошлогоднему февральскому постановлению Конституционного суда тариф в размере 28 процентов должен быть пересмотрен в установленном порядке и не подлежит исполнению с 25 августа 1998 года, то есть по истечении 6 месяцев с момента его провозглашения. Однако Пенсионный фонд отреагировал на него своеобразно: уже в мартовском письме он обязывает индивидуальных предпринимателей до внесения изменений в закон по-прежнему начислять и производить уплату страховых взносов по ставке 28 процентов.

А чуть позже, в мае, в дополнение к этому разъяснению Пенсионный фонд, вдруг “заметив” ущемление прав частных детективов, о которых в результативной части постановления Конституционного суда не упоминается, “восстанавливает справедливость”: мол, раз частные детективы будут платить 28 процентов, то чем лучше индивидуальные предприниматели? Кроме того, в этом письме разъяснено, что ни на 5 процентов, ни на 1 процент индивидуальный предприниматель претендовать не может: закон, устанавливающий тариф на 1996 год (5 проц.), утратил силу, а приравнять предпринимателя с работающим по найму с уплатой взноса в размере 1 процента не представляется возможным.

Словом, Пенсионный фонд попросту игнорировал Конституционный суд, подтвердив, что закон 1996 года действительно утратил силу, но сознательно “забыв”, что точно так же с 24 февраля 1998 года утратил силу и закон 1997 года, установивший тариф в размере 28 процентов, а с 25 августа - и аналогичные положения закона 1998 года. Впрочем, в конце июня, казалось, за предпринимателя вступился президент РФ, подписавший указ “О мерах по устранению административных барьеров при развитии предпринимательства”. В одном из пунктов он дал указание в месячный срок внести в Государственную думу РФ законопроект о снижении для индивидуальных предпринимателей ставок страховых взносов в Пенсионный фонд.

Правительство, возглавляемое тогда Сергеем Кириенко, послушно выполнило задание президента, правда, на свой лад. Вместо федерального закона увидело свет знаменитое июльское постановление № 800, в котором среди прочих нововведений устанавливался временный целевой сбор в Пенсионный фонд РФ в размере 2 процентов и указывался тариф для частных предпринимателей - 20,6 процента. Эта акция незамедлительно была поддержана Пенсионным фондом, правда, тоже на свой лад. В августовских разъяснениях по применению этого постановления индивидуальным предпринимателям предписано платить не 20,6, а уже 22,6 процента.

Казалось, что эту стену пробить невозможно, однако всего месяц спустя Верховный суд РФ признал недействительными интересующие нас пункты “кириенковского” постановления. Соответственно, признаны недействительными подзаконные нормативные акты иных ведомств. Как и должно было быть, все вернулось к Конституции. Ведь стаховые взносы по своей сути сближаются с налоговыми платежами, о чем сделал вывод Конституционный суд. А значит, обязанность каждого платить сборы должна быть установлена законом, а не постановлениями правительства и тем более письмами Пенсионного фонда.

Поскольку на сегодняшний день не существует законно установленного тарифа взносов в ПФР для индивидуальных предпринимателей, образовался правовой пробел. Он исчезнет лишь тогда, когда Государственная дума пересмотрит федеральные законы. Так что продолжение этой истории следует.

И все же индивидуальным предпринимателям надо отстаивать свои права. Статьей 22 Арбитражно-процессуального кодекса плательщикам обязательных платежей во внебюджетные фонды предоставляется возможность обращаться в арбитражные суды, в том числе о признании недействительным ненормативного акта государственного или иного органа, например, решения по акту проверки ПФР об уплате взносов в завышенном размере, если таковой не соответствует законам. А раз кодексом предусмотрена такая процедура, то ею надо пользоваться.