И зачем тигру кепка?

Считаю своим долгом поздравить с годовщиной второго рождения старого приятеля Андрея Михайловича. В прошлом году с ним произошел случай, после которого и появилось в семейном календаре число, обведенное красным карандашом...

29 янв. 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №535 от 29 янв. 1999

Считаю своим долгом поздравить с годовщиной второго рождения старого приятеля Андрея Михайловича. В прошлом году с ним произошел случай, после которого и появилось в семейном календаре число, обведенное красным карандашом...

Михалыч - геолог на пенсии и таежник бывалый, но такого с ним еще не случалось за всю большую жизнь. В тот день вместе с приятелем и сыном Сергеем он решил порыбачить в знакомых местах на реке Черемшанке, что в самой таежной глуши Красноармейского района. Приехали на машине в полдень, а потом разошлись: двое пошли вниз, а Михалыч - вверх по дороге. С собой только удочку и “побирушку” под рыбу прихватил. Через час пешего хода вышел на таежный перекресток, откуда до старого охотничьего барачка оставалось метров сорок. Тут и выскочил на него тигр.

- Ох, и красивая она была! - рассказывал потом Михалыч. - Не то что эти зачуханные в зоопарках.

- Ты и пол сумел определить? - удивился я тогда.

- Да какой там пол? Вижу: здоровенный взрослый тигр, шерсть блестящая, волосок к волоску. Это я их так, полосатых, кошками зову... Расстояние 8-10 метров, идет на меня. Первая реакция - бежать. Отпадает, думаю: охотничий азарт у зверя сработает мгновенно. Начал орать - ноль эмоций. Там пятачок есть чистый, метров 20 диаметром, тальником только кое-где заросший, возле старых оловянных выработок - туда хочу выйти. А она мне дорогу перекрывает: чуть двинусь - она хвостом начинает махать. Дурной признак. Что делать? Кожаная кепка на мне была. И вот я боком-боком - к той площадке, а сам кепкой от нее отмахиваюсь. Ору без перерыва, да что толку. Вышел на площадку, и началось: я пячусь - она за мной, остановлюсь - и она стоит. Когда столкнулся с кошкой, время автоматически засек - без пяти час.

Кепку в нее кинул, а она лапой с ней поиграла и бросила. На отработанный старательский отвал забрался и стою, как памятник Ильичу, - высота метра полтора-два. Она легла поблизости и наблюдает, как я речь толкаю. Там кругом щебенки полно. Стал кидать камни в ее сторону, но так, чтобы не попасть. Потом мужики смеялись, сколько я щебенки перекидал, а тогда мне было не до смеха. Опять ходим по кругу: я отступаю, она - за мной. В пихтач мне ломиться резону нет: какой-нибудь шум неожиданный, сучок треснет - кинется, она же зверюга нервная. При любом неосторожном движении хвостом бить начинает. Уже не ору, нормальным голосом разговариваю с ней...

Надо, думаю, костерок попробовать запалить, да вот дров путевых поблизости нет совсем. Так, мусор. И спичек не взял с собой, только зажигалка. Выложил сигареты из пачки в карман, подгреб хвороста, подсунул под него пустую пачку и поджег. Все движения плавные, как в балете. И за тигром постоянно слежу. Она улеглась и тоже за мной наблюдает. А в костерок подкидывать надо. Я ползаю, сучки собираю. И даже наглости набрался - чуток к ней приблизился. Но она тут же - как укротитель бичом в цирке - хвостом по земле щелк-щелк.

Говорят, тигр огня боится. Ни черта не боится. Удочку на дрова разломал, огонь вроде разгорелся, и дым в ее сторону - лежит. На мое счастье на площадке клипер старый валялся - резиновая прокладка на колесо. Чадит эта резина, а тигр все равно не уходит. Когда черный дым видимость и мне, и ей перекрыл, стал я тихонько уходить. Опять на время посмотрел: без шести два. Шел тихо-тихо, гораздо больше часа, к машине. Еще раза два невдалеке потрескивание слышал - провожала. Уже в пределах видимости машины решил голос мужикам подать. А голоса-то и нету, сип один...

- Что ж ты, Михалыч, тигру говорил, когда беседовал с ним? - спрашиваю.

- А все что ни попадя говорил: и про нашу жизнь тяжелую, и матерился, и уговаривал ее.

- Выходит, уговорил?

- Выходит... Домой приехал, четыре дня вообще говорить не мог, а потом еще неделю, вон Татьяна, жена, соврать не даст, хрипел как удавленник. Тогда-то и обвел я карандашом в календаре это памятное число - мой второй день рождения...