'Который год хожу я по канату...'

“Американские кольца смерти”... Название аттракциона загипнотизировало весь город. Те, кто попал на первые представления в декабре, рассказывали невероятное. А потом Валерий Басан - автор и один из исполнителей трюков не смог работать: сказались последствия старой травмы. И народ с надеждой спрашивал у кассы: “А “Кольца...” будут?” И вот на манеже вновь смертельный номер - кольца раскручиваются все быстрее, гимнасты в масках делают пробежки, и вот один из них отрывается от поверхности кольца и несколько секунд парит в пространстве...

26 янв. 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №532 от 26 янв. 1999

“Американские кольца смерти”... Название аттракциона загипнотизировало весь город. Те, кто попал на первые представления в декабре, рассказывали невероятное. А потом Валерий Басан - автор и один из исполнителей трюков не смог работать: сказались последствия старой травмы. И народ с надеждой спрашивал у кассы: “А “Кольца...” будут?” И вот на манеже вновь смертельный номер - кольца раскручиваются все быстрее, гимнасты в масках делают пробежки, и вот один из них отрывается от поверхности кольца и несколько секунд парит в пространстве...

- Аттракцион “Американские кольца смерти” уникален, вам он достался от кого-то по наследству?

- Нет. Наследовать “кольца” мне было не у кого. В нашей семье я единственный циркач. В свое время учился в цирковом училище по специальности “жонглер-акробат”. Потом работал на канате. В составе Росгосцирка попал на гастроли в Манилу с номером “Канат без страховки над тиграми”. И однажды вечером мы пошли с друзьями на представление Королевского английского цирка. Там я впервые увидел “Кольца смерти”. Циркача удивить трудно - но я сидел, буквально открыв рот, так поразил меня номер. Ребята говорили: “Это как раз для тебя, любитель острых ощущений”. Вернувшись в Россию, я решил сделать этот номер.

- А раньше кто-нибудь пытался освоить “Кольца”?

- В России этот номер единственный. Дело в том, что у нас всегда строго соблюдалась техника безопасности, и выше 4 метров без “страховки” люди не работают. А в этом аттракционе “страховку” мы не используем не только для эффектности, она просто неудобна в работе.

- И всегда все обходилось без чрезвычайных происшествий?

- Был несчастный случай. Мой напарник Нур Суанбеков упал с верхнего колеса и потом приходил в себя в реанимации. Но, как видите, мы работаем вместе.

- Нур, падение не отбило желания работать в смертельном аттракционе.

- Сказал себе, раз начал, нужно делать... - Валерий добавляет: - А вообще это геройство - работать тот номер, на котором “сломался”.

- “Кольца смерти” - это название для привлечения публики или номер действительно на грани жизни и смерти?

- Это на самом деле так. Человек, который изобрел этот аттракцион, через несколько лет разбился на нем насмерть. Но номер продолжает жить. Кстати, мы его немного усовершенствовали. Наши колеса меньше в диаметре, что позволяет их сильнее раскручивать. А в финале, который мне особенно нравится, делать отрыв от колеса. Несколько секунд в невесомости - это непередаваемое ощущение...

- Это не единственный ваш номер?

- Мы с Сайракан Суанбековой работаем на канате. Это тоже очень красивый номер, захватывающий, трюковой. Когда мы идем по канату под углом в 45 градусов в светящихся костюмах, в полной темноте, нас освещает лишь луч прожектора и не видно каната, кажется, что это в абсолютной невесомости.

- А какой номер на канате запомнился вам больше всего?

- Вряд ли его можно назвать номером... Это было в Вильнюсе несколько лет назад. Там регулярно проводится фестиваль, который открывается колоссальным праздником. Мне предложили перейти через реку по канату. Один конец укрепили на земле на берегу, второй с помощью крана подняли вверх под углом 45 градусов. О страховке не было речи - надо мной было только небо. Хотя можно было сделать местную лонжу, закрепить за канат. Но если бы я упал, то съехал бы вниз по канату с огромной скоростью. Идти нужно было мягко, чтобы волна была минимальной. Мы долго продумывали номер, и когда все уже было готово, пошел дождь. Я попробовал идти - невозможно, вода буквально течет. До прохода оставалось полчаса. Тогда я решил, что меня спасет канифоль. И так, через каждые два шага посыпая тапочки, прошел весь канат.

- Валера, а вы верите в судьбу? Ведь тот, кто часто встречается с опасностью, как правило, фаталист.

- В судьбу верю, но думаю, что мы можем влиять на то, что должно произойти.