Скромнее надо жить, господа...

Черной памяти этот понедельник будут проклинать еще долго. И его авторов тоже. Обо 17 августа, а вернее его последствия настолько изменили наши представления о достаточности в одежде и пище, что мы рискуем прослыть самой экономной нацией мира.

5 янв. 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №521 от 5 янв. 1999

Черной памяти этот понедельник будут проклинать еще долго. И его авторов тоже. Обо 17 августа, а вернее его последствия настолько изменили наши представления о достаточности в одежде и пище, что мы рискуем прослыть самой экономной нацией мира.

Впрочем, на первых порах мы были увлечены грандиозным спектаклем смены правительства. Хотя за годы “демократии” и привыкли к этому, но все же интересно было наблюдать, кто же перетянет канат - президент или Госдума. Бились даже об заклад. Дума оказалась сильней, пришел Примаков и мы, вкусив зрелищ, пошли на рынки за хлебом насущным. А там...

Уже в первую неделю обвала рубля цены на потребительские товары выросли от 10 до 40 процентов, главным образом на импортные товары. К примеру, наша национальная еда - “ножки Буша” - стали стоить свыше 16 рублей вместо 10-11 прежних. А дальше и вовсе началась вакханалия. Сейчас рост цен в сравнении с началом августа измеряется уже не в процентах - они стали на два-три порядка выше. И что самое удивительное, что отечественные потребители, сначала с изумлением наблюдавшие за происходящим, очень скоро очухались и вместо того, чтобы занять нежданно-негаданно образовавшуюся нишу, начали нагонять по ценам своих зарубежных конкурентов. И догнали. Российские горох, гречка, пшеничные крупы - все подорожало в два с лишним раза. А Приморские фермеры на последней в прошлом году ярмарке убедительно доказали, что их продукция по ценам находится на уровне мировых стандартов. Кило свинины, который раньше на рынке можно было купить за 35 рублей, потянул на 65-70 и более.

Короче, с конца августа по конец ноября стоимость потребительской корзины в ее продуктовой части возросла на 178 процентов, да за три недели декабря еще на 19 процентов. А если учесть, что зарплата практически не выросла, то становится понятным, откуда вдруг у россиян появилась умеренность в еде. Что ж, как говорили классики, скромнее в быту надо быть, товарищи.