Опера «Владивосток» на сцене жизни

Композитор с острова Кипр собирается показать нам, как дивно звучит наш город

5 апр. 2017 Электронная версия газеты "Владивосток" №4109 от 5 апр. 2017

Шум ветра. Плеск прибоя. Корабельные гудки на причале. Крики чаек. А что назовете вы, читатель, если вас попросят рассказать, что такое звуки Владивостока? И сдается мне, ответ на этот вопрос многих заставит задуматься.

А вот Мариос Иоанну Элиа, греческий композитор и музыкант, живущий на Кипре, решил не просто понять, какие звуки наполняют наш город, но и нам, владивостокцам, рассказать.

Город звал

– Как и почему вы заинтересовались Владивостоком, Мариос?

– Я приехал сюда как резидент центра современного искусства «Заря». О нем я услышал от своего друга, тоже художника, который жил в России некоторое время. Он сказал: попробуй, ты ведь хотел попасть во Владивосток, а твой проект отлично подойдет для этого центра. Вот так все и получилось. В итоге ЦСИ будет продюсировать и продвигать тот проект, который получится у меня.

Я всегда стараюсь найти какой-то новый опыт, побывать в новых местах, открыть что-то интересное. Владивосток давно манил меня. Мне казалось, что европейский город, живущий так далеко в Азии, подарит мне необычные впечатления, даст возможность сделать интересные исследования. И вот когда прошел месяц моего пребывания здесь, могу точно сказать: так оно и есть.

Владивосток – это место, которое в культурном и художественном плане еще, по сути, не открыто – не русскими, конечно, а в первую очередь иностранцами.

Также могу сказать, что здесь очень сильна морская традиция, а я люблю все, что связано с морской тематикой. Поэтому и почувствовал некую связь с Владивостоком...

Проникнуть в самую душу

– Как у вас возникла мысль о том, что нарисовать город можно не только красками, но и звуками?

– У меня аудиальная память: мне легче воскресить в памяти какие-то события, если я вспомню звук, а не визуальный образ. Такой вот я уродился. И в итоге на этом свойстве своей памяти разработал целую систему творчества, где звук на первом месте.

Но должен сказать, что проект «Звуки Владивостока» будет аудиовизуальным. Наверное, многие сами записывали видео из путешествий, ну, к примеру, вид какого-то места с высоты птичьего полета. Так вот, в проекте будут и видео, и звуки. Как равноправные партнеры. При этом мы, его авторы (а со мной работает оператор, фильммейкер Костис Николас), не хотим быть просто сторонними наблюдателями, мы хотим проникнуть в душу города, услышать и увидеть его так, как слышат и видят местные жители.

У нас уже есть множество партнеров, участие которых в проекте делает его более представительным. Например, творческие коллективы ДВФУ, Приморской краевой филармонии, разные музыкальные коллективы. Разумеется, мы также интересуемся и чистыми, природными звуками, которые есть в городе, хотим найти особые, свойственные только Владивостоку звуки и записать их с помощью особо чувствительной аппаратуры.

Эти звуки и записанная нами музыка будут соединены в общую, совершенно новую композицию, которая будет слита с видеоматериалом.

Если попробовать сравнить... Мы давно привыкли к такому формату, как опера, который подразумевает сцену, исполнителей, режиссуру и так далее. Моя же идея – показать оперу целого города на особой сцене, сцене жизни. Фильм, который мы создадим, станет оперой «Владивосток», уникальной и особенной. Я не могу и не хочу пока раскрывать все детали и секреты будущего проекта, но скажу, что отснято и записано будет огромное количество материала, которое нам предстоит собрать воедино и осмыслить.

Мы планируем показать проект «Звуки Владивостока» в первую очередь в ЦСИ «Заря». Затем очень хотелось бы устроить показ в кинотеатре, чтобы его смогли увидеть все, кто принимал в нем участие. Ну и в какой-то мере объединить показом и самим роликом весь Владивосток. Мы вообще надеемся, что «Звуки Владивостока» станут своеобразной визитной карточкой вашего города. Кроме того, обсуждаем с Тихоокеанским туристическим альянсом возможность использования нашего фильма в промоушене Владивостока на международной арене.

А вы слышали лед?

– Как проходит ваш рабочий процесс? Вы вместе с Костисом навещаете некие места во Владивостоке, где он снимает, а вы записываете звуки?

– В целом – да. Но работа началась еще до нашего отъезда во Владивосток: мы искали информацию в Интернете, отметили основные локации, которые нам нужно посетить, наметили, с кем надо обязательно пообщаться. А когда приехали в город, то поняли, что здесь огромное поле для исследований, помимо того, что мы уже себе наметили. Это и самые разные музыкальные группы, и удивительные места. Сейчас мы продолжаем записи. Например, на днях работали с интереснейшей группой, которая играет на электрических виолончелях...

Знаете, мы приехали во Владивосток в очень правильное время – в феврале. Застали и зиму, и наступление весны. Зимой, когда лед в заливе был крепким, мы прошли по нему около двух километров. Звук льда – казалось бы, что там такого? Но у меня есть сверхчувствительная аппаратура, которая позволила записать звуки воды подо льдом, треск крошащихся под нашей обувью льдинок. Мы не только увидели, но и услышали лед!

– У каждого жителя нашего города найдется свой набор ответов на вопрос, что такое звуки Владивостока. Например, чайки, прибой, песня «Владивосток-2000» и так далее. Учитывали ли вы этот, скажем так, стереотип?

– Мы стремимся прочувствовать город не как туристы, а как его жители, поэтому, конечно, мы говорили с владивостокцами. Но мы стараемся копать глубже стереотипов, ведь тот же крик чаек можно услышать в любом морском городе. И тут еще важно то, насколько хорошо тот или иной звук комбинируется с другими. Так что, если тот же звук прибоя будет идеально вписываться в общую композицию, мы его используем...

Я буду невероятно счастлив, если в нашем итоговом фильме жители Владивостока найдут и услышат что-то новое для себя, то, чего раньше не замечали, на что не обращали внимания. Буду рад, если после просмотра они чуть-чуть иначе взглянут на родной город, заметят то, что казалось обыденным, и найдут то, что, возможно, было скрыто.

Партитура многоголосья

– А какие самые необычные звуки вы услышали во Владивостоке?

– Приведу два примера. Первый: мы ездили в сафари-парк, где живут тигры, и были буквально в 50 сантиметрах от тигра. Фактически сумели поднести нашу аппаратуру ему чуть ли не под нос. И записали тигриный рык – такой яркий, объемный, совсем не такой, каким он слышится издалека.

Второй пример: мы снимали и записывали на сопке Холодильник. Меня вдохновило это место тем, что там расположены орудия, пушки, которые никогда не участвовали в военных действиях, не стреляли. Это же прекрасно, когда то, что создано для войны, не принимало в ней участия!

– На основе всех записанных вами звуков вы сделаете единую композицию, но ни одной написанной вами ноты в ней не будет, верно?

– Да. В наши дни музыка может быть написана разнообразными способами... Но хочу сказать, что я еще и пишу музыку, сочиняю, вдохновляясь Владивостоком. И недавно мой новый знакомый, прослушав одну из моих мелодий, сказал: «Это – точно Владивосток!». И это согрело мне сердце.

– Какими бы эпитетами вы описали Владивосток? Какой он с точки зрения звуков?

– Он звучит очень по-разному. Недавно мы были в грузовом порту, наблюдали за его работой сверху. Знаете, это было похоже на большую сцену, где играют одновременно несколько постановок. Такой Владивосток – индустриальный, звучащий уверенно и очень четко...

Совсем другой и очень интересный Владивосток слышится на Токаревской кошке. Мы там записали сразу три звука волны. На одном небольшом пространстве! В сам маяк бьют сильные, крупные волны залива. А ближе к берегу они спокойные, тихие. И в одном месте словно сходятся...

– Почувствовали ли вы азиатскую ноту Владивостока?

– Да, как очень органичную его составляющую. Мы записывали группу корейских барабанщиков (на самом деле участники группы не корейцы, а люди разных национальностей, просто они увлекаются такой музыкой), потом были на китайском рынке, и я подумал о том, как необычно проявляется в вашем городе нота Азии. Это часть вашей идентичности. Понимаете, вы же живете на берегу Японского моря. Японского – и от этого никуда не деться!

Владивосток пробуждает в творческих людях вдохновение. И я, безусловно, буду советовать моим коллегам приезжать сюда. Чувство нежности к Владивостоку я пронесу в своей душе всю жизнь. Поверьте, говорю это не для красного словца...

Справка «В»

Американский академический журнал «Перспективы новой музыки» (Perspectives of New Music) назвал Мариоса Иоанну Элиа «одним из самых важных и влиятельных композиторов молодого поколения». Он учился в Университете Моцартеум в Зальцбурге и Венском университете музыки и исполнительских искусств, получил степень доктора философии в Университете Саутгемптона. Автор более 75 музыкальных произведений. Получил такие награды, как премии Литославского и Сероцкого (Варшава), премия Эдисона Денисова (Москва), приз BMW на Musica Viva (Мюнхен). Преподает в университетах Австрии, Германии, Южной Кореи и других стран, а также является арт-директором различных культурных инициатив, в том числе «Культурной столицы Европы».