Если друг оказался вдруг...

Как излишняя доверчивость по отношению к знакомым и даже родным людям может нанести материальный ущерб

28 сент. 2016 Электронная версия газеты "Владивосток" №4010 от 28 сент. 2016

Есть такая поговорка: «Если хочешь лишиться друга, одолжи ему денег». В последнее время у нее появилось продолжение: «Или стань его поручителем в банке». Жизненных примеров того, что самый надежный способ разрушить отношения – дружеские и даже семейные – это задействовать деньги, достаточно.

В нашей стране сложилось свое, особенное отношение к друзьям и родственникам, иногда непонятное западному обывателю. «Положить жизнь за други своя» всегда считалось у нас чем-то само собой разумеющимся. С другой стороны, безграничное доверие к родным и близким людям в современной жизни легко может привести к серьезным убыткам и даже потере собственности, уверен наш эксперт, адвокат Юрий Шевченко. А в качестве доказательства этой, увы, истины, он приводит случаи из своей практики.

Дело о коварном племяннике

Весьма показательный пример – история гражданки Жилинской (все фамилии изменены. – Прим. ред.). Софья Николаевна очень доверяла своему внучатому племяннику Сергею Зуеву. И потому вполне естественно, что именно его она попросила помочь в обмене своей двушки в центре города на равноценное жилье в пригородном поселке, недалеко от которого у Жилинской была дача. Для упрощения процедуры тетушка оформила на племянника генеральную доверенность.

Сергей, понятное дело, согласился. Только в результате его «содействия» Жилинская оказалась прописанной в коммунальной квартире на окраине города. Племянник рассудил, что бабка вполне обойдется и коммуналкой, а деньги, полученные в качестве доплаты при обмене, ей ни к чему.

К счастью, у Софьи Николаевны нашлись хорошие друзья, которые забили тревогу. Вмешались прокуратура и представители предприятия, на котором она отработала 45 лет (ветеран как-никак). В итоге через полгода суд признал сделку недействительной, а Зуев ударился в бега. Старушке, откровенно говоря, здесь просто повезло: была поведена судебно-медицинская экспертиза, результаты которой показали, что она не осознавала серьезности своих действий. Чего не скажешь о покупателях. По решению суда они были вынуждены вернуть квартиру бабушке, а вот деньги им никто не вернул. Мошенник с вырученной суммой исчез из поля зрения и тетки, и правоохранительных органов.

– Самый распространенный случай мошенничества по отношению к родственникам и друзьям – обычное злоупотребление доверием с использованием документов, попавших в руки злоумышленников. Вообще, вы когда-нибудь задумывались, как мы храним важные бумаги. Мы бросаем их где попало: на столах, в тумбочках, шкафах. И если на Западе подобные документы в основном лежат в сейфе, у нотариуса или адвоката, то россияне не имеют такой культуры хранения. Но это еще полбеды. Гораздо чаще наши сограждане сами отдают бумаги в руки недобросовестных родственников и знакомых, а потом горько жалеют об этом, – комментирует ситуацию адвокат, в данном случае имея в виду необдуманно написанную Жилинской генеральную доверенность на внука.

Дело о пропавших тысячах

– Вторая распространенная ошибка, – продолжает перечислять Юрий Шевченко людские промахи, – это безграничное и ничем не обоснованное доверие собственника к родственникам и друзьям в ходе исполнения сделки. Не желая обидеть друга либо близкого человека, наши сограждане великодушно закрывают глаза на необходимость подписать различные бумаги (акты, расписки, иные документы). Подобная доверчивость нередко приводит либо к расторжению сделки, либо к невозможности доказать ее реальность. Судья, конечно, выслушает заверения, что все исполнено надлежащим образом, однако признает в качестве доказательства только документы, а не слова.

Подтверждение тому – еще один пример из жизни. Сергей Зимин и Юрий Тарасов дружили с детства. В 2009 году Зимин решил купить квартиру. Жилье подобрал быстро, так же оперативно договорился о цене. Однако лично положить деньги в банковскую ячейку не успел: пришлось срочно вылететь в командировку, а перенести день закладки было нельзя, так как документы уже ушли на регистрацию. Тогда Зимин передал деньги Тарасову и попросил отнести их в банк. Тарасов охотно согласился. Естественно, ни акта приема-передачи денег, ни расписки они не составляли: «Помилуйте! Ну разве может быть недоверие между товарищами?» Тем более что друг пошел навстречу – потратил свое время на нужды Зимина.

Тарасов, конечно, деньги в ячейку положил. Но был один маленький нюанс: в этом банке при закладке деньги не пересчитывались, и когда ячейку вскрыли, Зимин и продавец квартиры недосчитались 350 тысяч рублей. Тарасов же сделал круглые глаза: «Сколько ты дал – столько я и положил». Уговоры и увещевания не помогли – он стоял на своем. И были ли у Зимина основания не верить другу? Тем не менее он обратился в полицию. Но, увы, она тоже не помогла, отказав в возбуждении уголовного дела: нет доказательств. Пришлось Зимину доплачивать за квартиру.

Дело об ушлой сельчанке

Следующая типичная ошибка – это регистрация в своей муниципальной (неприватизированной) квартире родственников или знакомых.

– Такое действие бессмысленно уже само по себе, потому что несет неоправданные правовые риски, – утверждает адвокат. – Это как если бы человек по собственной инициативе обратился в суд и попросил, чтобы его лишили части прав в отношении жилья. Глупо, не так ли? Но вот многие как раз и поступают подобным образом. А новый жилец сможет не только пользоваться помещением (это еще полбеды), но и заявить права на долю в случае приватизации квартиры.

А это уже действительно, как говорит современная молодежь, засада. И ничем тут не поможешь. Остается только давить на совесть подселенца. Если она у него, конечно, есть. А если нет, то жди проблем, как это было в случае с Тамарой Павловной Сапрыкиной.

Весной в город из деревни приехала ее двоюродная племянница Зинаида поступать в университет. И поступила, после чего сердобольная Тамара Павловна прописала (зарегистрировала) Зину у себя. Но девушка забросила учебу (и такое случается), и ее отчислили из вуза. Сапрыкина пожалела племянницу, разрешила ей продолжать жить в квартире и не сообщила ничего ее отцу в деревню.

А затем Тамара Павловна решила приватизировать жилплощадь на себя и сына, который специально для этого прилетел с Севера, где жил и работал в последние годы. Когда тетушка попросила Зинаиду подписать отказ от доли собственности в приватизированной квартире, та вдруг заартачилась и заявила: либо я имею долю, либо вы платите отступные. Сын Тамары Павловны в отличие от матери не отличался мягким характером. Он разозлился и позвонил в деревню отцу Зинаиды, расписав ему во всех красках жизнь дочери. Ну, может быть, еще и приукрасил.

Итог для ушлой племянницы был неутешительным. Что ни говори, но российская деревня все-таки хранит некую патриархальность. Отец мгновенно примчался в город, заставил дочь отказаться от доли и увез ее обратно в деревню. Для Тамары Павловны история закончилась благополучно.

– С другой стороны, если зарегистрированный в муниципальной квартире человек никогда в ней не проживал (регистрация была фиктивной), то выселение его не доставит особых хлопот, – объясняет Юрий Шевченко. – Главное, обратиться к грамотному юристу, и он поможет. Но в любом случае, прежде чем прописывать на своей жилплощади третьих лиц, приватизируйте квартиру. Хотя бы риски свои уменьшите.

Резюмируя все сказанное, подчеркну, что необходимо ясно понимать и представлять, где заканчиваются родственные или приятельские отношения и начинается банальная проза жизни, которая, увы, не всегда укладывается в наши представления о порядочности. Поэтому разумная предосторожность в отношениях и с родными, и с просто знакомыми людьми должна присутствовать всегда. Особенно если дело касается имущества и денежных средств. В противном случае очень легко можно стать жертвой мошенничества со стороны лиц, которым вы полностью и безоговорочно доверяете, но которых, вероятно, не очень хорошо знаете.