И высохнут культурные реки? И станут невосполнимы утраты...

Бастуют энергетики, врачи, учителя. К их протестам добавляется слабый пока голос работников культуры - до сих пор не слишком принимаемый в расчет: культура - роскошь, без тепла и хлеба не прожить, без театра, галереи, библиотеки, симфонического оркестра - можно. Продолжение такой политики ведет к оскудению не деньгами - разумом. А это уже грозит нации деградацией. Об этом в беседе с корреспондентом "В" говорила директор краевой публичной библиотеки им. А.М. Горького Алла Привалова

14 дек. 1996 Электронная версия газеты "Владивосток" №38 от 14 дек. 1996

Бастуют энергетики, врачи, учителя. К их протестам добавляется слабый пока голос работников культуры - до сих пор не слишком принимаемый в расчет: культура - роскошь, без тепла и хлеба не прожить, без театра, галереи, библиотеки, симфонического оркестра - можно.

Продолжение такой политики ведет к оскудению не деньгами - разумом. А это уже грозит нации деградацией. Об этом в беседе с корреспондентом "В" говорила директор краевой публичной библиотеки им. А.М. Горького Алла Привалова.

- Алла Геннадьевна, недавно я с трудом попала в вашу (или нашу?) библиотеку в субботу - многочасовая очередь в раздевалку, к кафедрам выдачи литературы, нужного мне журнала не оказалось - перестали подписывать 3 года назад. Потом - едва нашла место, где присесть. Это было бы радостно (люди вновь потянулись к чтению), если бы не было так грустно.

- Да, вопреки всему мы еще не отучились читать. К нам идут студенты, научные работники, специалисты, самые разные люди. Ежедневно - около тысячи человек. Это и объяснимо: издается масса интересной, новой литературы, люди не могут позволить себе богатую подписку газет и журналов дома - читать периодику идут к нам. А мы за 10 месяцев этого года на пополнение своих книжных фондов потратили лишь 48 млн. рублей, да и то частично за счет платных услуг, тогда как наша месячная потребность на комплектование - 60 млн. А это значит, что та литература, которая издана в России, до нашей библиотеки не дошла. Сейчас тиражи небольшие, книги не залеживаются, и если мы вовремя не оплатили тот обязательный экземпляр, который краевая библиотека получает из всероссийской книжной палаты, значит, это издание никогда уже к нам не попадет и наши читатели никогда уже не смогут взять его в руки.

А это, заметьте, тысячи книг, нередко великолепные издания, серьезные авторы или авторские коллективы (в соответствии со статусом научной библиотеки мы стараемся брать больше научной, технической, познавательной литературы), хорошая полиграфия.

В 1996 году библиотека выписывала около 700 наименований периодических изданий, то есть у нас было многое из того, что могли запросить читатели. С финансированием подписки на 1997 год вопрос до сих пор не решен.

Такой ситуации, как сейчас, краевая библиотека не переживала за все годы своей истории. Даже во время войны какие-то деньги поступали.

- Теперь, выходит, в комплектовании будет полнейший пробел? И мы все навсегда останемся без книг, издающихся в эти годы?

- Выходит. А ведь "горьковка" - крупнейшая региональная библиотека Дальнего Востока. Во Владивостоке за последние годы закрылось более 100 профсоюзных и специальных библиотек и в то же время открылось немало новых учебных заведений. И всю нагрузку по обслуживанию студентов взяла на себя наша библиотека.

- Скажите, а в каком состоянии книжные фонды - они сильно обветшали?

- Силами сотрудников могли бы быть в удовлетворительном, то, что возможно, подклеиваем, переплетаем. Но то, как читатели зачастую относятся к изданиям, можно назвать только варварством: вырезают бритвой, выдирают страницы и целые разделы, особенно первокурсники и юристы, - "после нас хоть потоп". Очевидно, это уже и есть поросль, взращенная в среде деградирующей культуры. Ловим за руку - не признаются. Библиотекари просто нервный срыв испытывают - они-то воспитаны по-другому, к книге относятся трепетно. Тут же, в читальном зале, посетители трапезничают, громко общаются, на замечания сотрудников неприкрыто хамят. Библиотекари не выдерживают, увольняются. Конечно, еще и потому, что мизерная зарплата. В ноябре нам выплатили ее за июль. Только кого нынче этим удивишь? Скажу одно: с кадрами у нас стало очень плохо, профессионалы из культуры уходят, уходят в палаточный бизнес и куда угодно.

- Помню времена, когда числа сотрудников хватало на работу в несколько смен, и окна библиотеки светились до 10 вечера...

- Теперь мы вынуждены работать до 19 часов и принять непопулярное решение - не обслуживать по выходным студентов 1-2-го курсов.

- Алла Геннадьевна, а вы пытались искать меценатов, чтобы хоть как-то пополнять книжный фонд?

- Множество раз. Только нынче никто не дает ни рубля.

- Скажите, и что коллектив намерен предпринять?

- Мы уже и в акциях протеста участвовали, и выступали, и писали обращение к губернатору. Пока все остается по-прежнему. В коллективе уже зреет мнение: кому нужно правительство, которое не может обеспечить бюджетникам зарплату и довело экономику и культуру до развала? О душе человеческой, похоже, теперь думают только церковь, библиотеки да театры.

Особенно печален контраст между нашим уровнем библиотечного дела и тем, что делается в мире. Мне посчастливилось недавно побывать на конференции Американской библиотечной ассоциации в Нью-Йорке: великолепные бесплатные публичные библиотеки, богатейшие фонды, все, что издается в мире, - в электронной памяти компьютерных сетей. Они там обсуждали проблемы, о которых нам и говорить-то как-то неловко: например об организации виртуальных библиотек в воинских частях или о библиотечном обслуживании сексуальных меньшинств.

Кстати, иностранцы больше всего нам и помогают: американское консульство передало в дар нам богатую (1500 экз.) библиотеку книг на английском языке. Германия прислала 3500 экз. книг и аудиоматериалов, что позволило создать немецкий читальный зал, оснастив его техническими средствами. Библиотека ведет международный книгообмен с японскими префектурами Тоттори и Тояма.

Увы, нам приходят совсем уж грустные мысли в голову: в статье члена-корреспондента Российской академии образования Александра Абрамова, опубликованной в "Учительской газете", задается вопрос, просуществует ли культура в России до 2005 года. Автор предвидит возможный сценарий развития событий: "Великие культуры не исчезают бесследно, а следовательно, оазисы русской культуры будут сохраняться и в будущем. ...Русская культура будет сохраняться в иных формах - в "музеях под открытым небом", в виде немногочисленных "обществ любителей русской старины" или кружков по изучению русского языка, функционирующих в странах проживания русской диаспоры..."

Кажется, такой сценарий действительно возможен.

Но хотелось бы верить, что культура не погибнет. Состоит это слово из двух частей: "культ" - почитание и "ур" - свет. Это значит, что культура есть почитание света, утверждение светоносного начала в душах людей. На вопрос: "В какой стране предпочитаете жить?" - великий русский художник и мыслитель Н. К. Рерих отвечал: "Конечно, в стране культуры".

От редакции. Так что останется в библиотеке от наших времен? Неужто сплошные пробелы в каталогах? Где будут учиться и постигать интеллектуальные глубины наши дети - школьники, студенты и мы - специалисты, молодые и не очень. Десятки, сотни отказов на библиотечные заявки - чем обернутся они уже совсем скоро?

Так, может, помочь нашей краевой библиотеке кто чем может? Оптовики-книжники, фирмы, которые могут позволить себе быть меценатом и дарить книги, просто люди, имеющие возможность купить не один, а два экземпляра книги и один принести в дар библиотеке? Конечно, ценность имеют новые издания, не отслужившие свой срок, не устаревшие морально - особенно это касается деловой, специальной, научной литературы.

Надоело. Надоело печалиться и просить - просить то, что государство должно и так отдавать. Но раз выхода другого нет - пожалуйста, подарите будущему Книгу.