И тогда нам экипаж - семья

На днях флотский экипаж снова пополнился новобранцами. Впрочем, отнюдь не каждый, кто прибыл в экипаж, сможет написать родным: "Служу на корабле". Ведь флотским экипажем во Владивостоке по традиции именуют воинскую часть, откуда призывники после отбора попадают не только на корабли и подводные лодки, но и в береговые подразделения.

14 дек. 1996 Электронная версия газеты "Владивосток" №38 от 14 дек. 1996

 На днях флотский экипаж снова пополнился новобранцами. Впрочем, отнюдь не каждый, кто прибыл в экипаж, сможет написать родным: "Служу на корабле". Ведь флотским экипажем во Владивостоке по традиции именуют воинскую часть, откуда призывники после отбора попадают не только на корабли и подводные лодки, но и в береговые подразделения.

Ивану из Хабаровского края придется остаться на берегу, хотя в сопроводительных документах Ульчского райвоенкомата рекомендуемым местом службы значатся "надводные корабли".

- Ну и что ему там делать с 6-классным образованием? - возмущается начальник приемно-технической комиссии капитан 1 ранга Виктор Анисимов. - Похоже, в районном военкомате не знают, что современный корабль - это прежде всего сложная техника, и недоучке с ней не справиться.

Неудивительно, что здешняя комиссия пришла к выводу: "Не годен к обучению по специальности". Увы, подобных случаев нынче много. Если раньше на флот призывали самых образованных, развитых, здоровых парней, то сейчас военкоматы зачастую присылают таких, на кого и стройбат не позарится. Посему в эти дни во флотском экипаже с полной нагрузкой трудится приемно-техническая комиссия, "просеивая" прибывших со всего Дальнего Востока, из Забайкалья, Сибири, Поволжья и Москвы новобранцев.

Военные врачи порой цепенеют: господи, куда же смотрели коллеги "на местах"?! Намедни в экипаже выявили среди призывников несколько человек с нешуточным сколиозом (читай - горб), есть страдающие туберкулезом, язвенной болезнью желудка. А Руслан из Иркутской области оказался... почти слепым.

Как выяснилось, парень перенес серьезные операции - пересадка роговицы обоих глаз, в одном из них - искусственный хрусталик. И команда "По местам стоять, с якоря сниматься!" для Руслана не прозвучит никогда, потому что медкомиссия во флотском экипаже пришла к выводу - не годен к службе даже в военное время.

А призывник Н. из Сахалинской области годен, да вот не желал служить. В первые дни с ним никакого сладу не было:

- Не буду я служить! Меня насильно забрали. А я присягу не стану принимать, вот увидите. Вы еще со мной намучаетесь!

Заместитель начальника приемно-технической комиссии капитан 1 ранга Фарид Нигматуллин выяснил, что парень неуправляем, привык к вольнице, поскольку вырос по сути без присмотра: отец семью бросил, пьянчужку-мать суд лишил родительских прав. К тому же Н. дома по чьим-то рассказам составил себе представление о военной службе как о почти тюрьме, где голодно, бьют и вообще - ничего светлого.

- Ладно, осмотрись тут у нас пока, - сказал Нигматуллин (хотя из разных воинских частей ежедневно приезжали за пополнением) и поручил парню быть внештатным библиотекарем.

Прошло некоторое время, Н. "осмотрелся" в новом для себя быту: казарма теплая, койки застелены "по-белому", баня - регулярно, кормят хорошо, да и среди товарищей он приобрел популярность, выдавая свежие газеты, журналы, интересные книги. Пришел к капитану 1 ранга:

- Я передумал. Хочу служить на флоте.

Но тут другая загвоздка вышла: посланцы воинских частей, прослышав об "отказнике", дружно побоялись брать его к себе - а вдруг вправду не станет принимать присягу? Теперь Н. чуть не плакал - никому не нужен! А через несколько дней его увидели бегущим по плацу и радостно вопящим:

- Ура! Меня берут в часть! Убываю к месту службы - на Русский остров.

Что ж, удачи тебе, новоиспеченный матрос! Пусть отнесутся к тебе в той части так же по-доброму, как здесь, во флотском экипаже, пусть справедливы будут командиры и приветливы товарищи. И тогда, как поется в песне, нам экипаж - семья,

И тогда любой из нас не против

Хоть всю жизнь служить в военном флоте!