Эвакуация Снегурочки – задача Деда Мороза

​«В» узнал о национальных особенностях главного новогоднего тандема

31 дек. 2014 Электронная версия газеты "Владивосток" №3666 от 31 дек. 2014

Они всегда приходят на Новый год. Неразлучная парочка – дедушка и его внучка. Без них и праздник не праздник, во всяком случае в детстве.

Это взрослые, усмехаясь, говорят, что под красным тулупом и бородой, голубым сарафаном и русой косой скрываются артисты. Но дети – те твердо уверены: взрослые заблуждаются, Дед Мороз и Снегурочка – настоящие! Самые-пресамые.

Так что, дорогие читатели, не показывайте эту страницу своим детям. Пусть они верят в сказку. Разве это плохо?

А вы же знакомьтесь. Деды Морозы: актер Приморского краевого театра кукол Вадим Перфилов и народный артист России актер краевого драматического театра имени Горького Владимир Сергияков, Снегурочка – актриса театра ТОФ Александра Пряха.

Дед Мороз «зашился», ему не наливать!

Вадим Перфилов – настоящий Дед Мороз. Крупный, фактурный, с густым голосом и добрыми глазами. Правда, в жизни он жгучий брюнет, но это дело как раз поправимое.

– В первый раз стал Дедом Морозом на втором курсе института, в 1990 году. Получилось спонтанно. Старшекурсник, назначенный на эту роль, по причинам праздничного характера на ногах не держался. И мне сказали: давай! Нарисовали снежинки на щеках – и вперед!

В театр кукол я пришел в 1992 году и в первую же новогоднюю кампанию был занят «дедоморозовыми» делами – 36 елок, 72 выхода. Не расслабишься.

Конечно, быть главным новогодним дедушкой может не каждый. Тут нужны и фактурные, скажем так, предпосылки, и внутренняя готовность веселить людей. Мне, кстати, повезло, я застал лучших Дедов Морозов старшего поколения: Анатолия Серебрянского, Романа Грека, Владимира Сергиякова. Мне было с кого брать пример.

– Ваша фирменная фраза? Вот вы заходите в зал и густым «дедоморозовым» голосом произносите…

– Иду-спешу! Я шел к вам сквозь метели и пургу, бежал к вам по сугробам и по льду, чтоб пожелать ребятам веселья и счастья в наступающем году! Здравствуйте, детишки, девчонки и мальчишки, а также товарищи взрослые, великие и малорослые!

– До какого возраста, по-вашему, дети верят в Деда Мороза?

– До 6-7 лет точно. Конечно, многое зависит от самого Деда Мороза. Если он приходит к ребенку со сбившейся бородой, пьяный, пугает его, разумеется, наступает разочарование. Когда идешь к детям, вообще надо готовиться очень тщательно. Они легко замечают мелочи: например, пришел ли я в валенках (как положено!) или в обычных ботинках. А уж когда преподнесешь подарок – верят все, даже взрослые! Дед Мороз ребенку только для этого и нужен. А общаться малыши предпочитают со Снегурочкой. Могут ей и тайны свои рассказать, и пошептаться…

Детей старшего возраста, кстати, нельзя на близкую дистанцию подпускать, фамильярничать с ними – обязательно или ущипнут, или в глаз ткнут, или укусят, или бороду сорвут.

А для взрослых я со Снегурочкой не работаю, ибо возникают проблемы. Приходится ее эвакуировать от молодых людей. Поэтому – только в одиночестве.

– Часто наливают Деду Морозу?

– Всегда! Причем обычно со словами, что, мол, мы понимаем, что вы на работе, но, может быть… Отказываюсь. Многие обижаются: «Брезгуешь с нами выпить?» Тут нужно быть очень тактичным. Часто приходится говорить, мол, Дед Мороз «зашился».

– Любите ли вы Новый год?

– Как праздник я его не воспринимаю: для меня это суровые будни. Последние 10 лет я его дома не встречал. Но предвкушение будущего счастья все равно есть.

– Дед Мороз – он какой?

– Волшебный.

Новый год – время рабочее

Владимир Сергияков свое уже «отдедоморозил». Отстоял вахту, если можно так сказать, длительностью больше 30 лет. Сегодня он – Дед Мороз на заслуженном отдыхе.

– Дедом Морозом впервые стал в 1971 году. Работал на атомной электростанции, был самым молодым членом профкома, поэтому меня назначили ходить по квартирам и разносить подарки. Было весело: 31 декабря, машины нет, ездили со Снегурочкой на общественном транспорте. В каждом доме сажали за стол, наливали. А мне 21 год, ума-то никакого… В общем, по последнему адресу я пришел в четвертом часу утра уже без Снегурочки (причем не помнил, где ее оставил) и долго требовал, чтобы разбудили ребенка, мол, надо его поздравить. Смех и грех, конечно. После того первого опыта я уже без меры не угощался…

До какого возраста дети верят в Деда Мороза, зависит от того, насколько они восприимчивы, насколько развиты их фантазия и воображение. Думаю, что дошколята все верят, а многие – еще и в первых классах школы. Конечно, 14-летнего не проведешь, но даже взрослые перед Новым годом все равно надеются и подсознательно ждут чуда.

Моя дочка, правда, в два года уже узнала, как суров этот мир. Я нарядился, сделал грим, звоню в дверь, жена открывает: «Смотри, Дед Мороз пришел! Дочь вышла: «Аааа, папа…» И ушла.

Никакой фирменной реплики, с которой начинается елка, у меня нет. Я предпочитаю вылететь в зал под заводную музыку, чтобы закружить всех в хороводе. И понеслось!

А дома, в кругу семьи, Новый год встречаю крайне редко. Да и сейчас, хоть и не Дед Мороз уже, веду корпоративные вечеринки: это время – самый наш актерский приработок.

– Дед Мороз – он какой?

– Добрый.

Снегурочка – это призвание

Александра Пряха впервые надела костюм Снегурочки в 1993 году.

– А до какого возраста вы верили в Снегурочку и Деда Мороза?

– Довольно быстро разуверилась, потому что мама у меня была Снегурочкой, – улыбается Александра. – Она вела праздники, да не где-нибудь, а во Дворце культуры имени Ленина (ныне КЦНК. – Прим. ред.). Все это было на моих глазах: как после елки Дед Мороз снимает бороду и устало выдыхает, например. С другой стороны, я многому у мамы научилась.

Например, тому, что Снегурочка – это призвание. Я не шучу! Иногда смотрю на работу коллег: Дед Мороз сам по себе, Снегурочка сама по себе. А ведь они – тандем, должны общаться между собой, привлекая детей. Или вижу скучающую Снегурочку – лишь бы скорее отработать, а ведь у нее должны глаза гореть, улыбка должна быть обаятельная. И обязательно – умение установить контакт с детьми и выглядеть на все сто! Потому что все девочки мечтают быть такой красивой, как Снегурочка! Подходят, в глаза заглядывают: «Снегурочка, можно тебя за руку подержать?» Это дорогого стоит, такой детский трепет…

– Снегурочка Деду Морозу кто?

– Внучка. Дорогая и любимая. И дети должны это понимать, видеть, как внучка обращается к дедушке, как уважает и любит его.

– Когда вы перевоплощаетесь в Снегурочку, чувствуете дуновение волшебства?

– В гримерке, пожалуй, нет, а вот как только выходишь к детям, сразу же от тебя идет другая энергия, может быть, энергия волшебства. И дети в это верят.

– Снегурочка – она какая?

– Нежная и теплая, хоть и из снега, обаятельная и очень красивая!

История от Вадима Перфилова

Новый год. Идет спектакль. Противница Деда Мороза, Баба Яга, хочет сорвать праздник, обмануть Снегурочку, она спрятала мешок с подарками. Но все заканчивается хорошо. Появляюсь я и на реплику Снегурочки «а как же подарки, где они?» достаю из-за кустов мешок, эдак по-молодецки трясу им над головой и забрасываю за спину. И вот в этот мешок мои добрые коллеги положили две металлические болванки по 16 кг каждая. Разумеется, мне об этом не сказали. И когда потащил я этот мешок… Не уронил, слава богу, и в кусты не улетел. Но напрягся здорово.

История от Владимира Сергиякова

Четвертый курс института искусств. Кинотеатр «Океан», 1 января, утро. Представляете? Стоят вдоль стен сине-зеленые родители, мрачные, дети как-то повеселее, но все равно невыспавшиеся. Подходят к елочке, читают громко стихи и получают подарки. Конвейер. И вот выходит мальчик лет пяти, становится в позу: руки по швам, грудь вперед. И громким таким, ясным детским голосом читает в микрофон:

– Не стесняйся, Дед Мороз, носа своего, Он ведь с нашим знаменем цвета одного!

Разгар советской власти на дворе, напомню. Публика вмиг затихла. Тишина такая… Я говорю: «Граждане, чей ребенок?» И никто не отзывается, представляете? А мальчик-то не понимает, почему всем хлопали, а ему – нет. Смотрю: начинает шмыгать носом, слезы… Ну, подарил ему подарок, успокоил. А он говорит: «А давайте я еще стихи прочитаю, я много знаю!» «Спасибо, – отвечаю ему, – малыш, но больше не надо. Вот тебе еще одна шоколадка, иди уже…»