Восемнадцать женщин на сто мужчин

и другие впечатления иностранцев, наблюдавших жизнь далекой окраины России более ста лет назад

1 окт. 2014 Электронная версия газеты "Владивосток" №3615 от 1 окт. 2014

Мнения иноземцев о России всегда были странными и противоречивыми. Что неудивительно: они же из иных земель. Не будем говорить о временах Древней Руси и Московии, обратимся к годам не столь отдаленным. В конце XIX и начале XX веков впечатления зарубежных путешественников иногда попадали на страницы дальневосточных газет. К ним и обратимся.

Наблюдения английскогошпиона

В марте 1888 года газета«Владивосток» опубликовала любопытную статью (приводим в сокращении):

«Англичане не упускаютни одного случая, чтобы не ознакомиться с Владивостоком на случай военных действий.Так, в прошлом году проехал через наш город в Европу путешественник Кэмпбель (бывшийгенеральный почтмейстер колонии Виктория в Австралии). По прибытии в Англию Кэмпбель,подробно описывая в газетах свое путешествие по Сибири, пишет между прочим о Владивостоке,называя его «Севастополем Восточного океана».

«Я прибыл во Владивостокиз Нагасаки на пароходе, который один раз в три недели совершает рейсы из Япониив русскую Сибирь, заходя по пути в разные порты… Я чрезвычайно интересовался Владивостоком.В это время грозила война из-за Пенж-до; в то же время наш кабинет был завален работамипо проектам укрепления Мельбурна от атак, которых можно было ожидать от неприятельской(русской) эскадры, имевшей Владивосток главною стоянкою. Это место казалось мневроде логовища пиратов, из которого русские крейсера могут налетать на нашу коммерциюи бомбардировать наши суда. Я считал Владивостокрусским Гибралтаром.

Но, к великому моемуудовольствию, я воочию убедился, что Владивосток – место, которое вполне можно взятьили истребить флотом. Владивосток сам по себе лежит при маленькой бухте, вход вкоторую, без сомнения, может быть воспрещен русскими. Но, повернув к югу, лежитВиктория бэй (Амурский залив), отделенный от Владивостока сушею на одну милю. Вэтой бухте флот может стоять на якоре в совершенной безопасности и бомбардироватьна досуге русские укрепления… Около трех миль от устья бухты лежит остров, прорезанныйглубоким, спокойным заливом, который как будто создан с целью укрывать атакующийфлот. Рассказы, которые вы слышали о тиграх, бродящих вокруг поселения, относятсяк давнишнему периоду; Владивосток имеет свою небольшую газету».

Далее Кэмпбель подробноописывает способ езды по Сибири, стоимость продуктов, богатства края и с большойпохвалой относится к русским людям вообще и к вежливости и обязательности нашихофицеров в особенности».

Американское недовольство

Тот же «Владивосток»в июне 1899 года приводил мнение о наших краях американца, явно тосковавшего подостижениям цивилизации:

«Г. Сторк из Нью-Йорка,один из самых последних путешественников, совершивших путешествие сухим путем изЕвропы через Сибирь, по своем возвращении домой поместил в американских газетахсвои путевые заметки, могущие значительно охладить слишком пылкие похвалы быстротеи удобству, которые может доставлять нам Великая Сибирская дорога. Г. Сторк, путешествуятак скоро, как только это позволяли обстоятельства, доехал из Москвы во Владивостокв 65 дней, причем испытал массу неудобств, нуждаясь в хорошей пище и приличном помещении.По его мнению, пройдет не менее пяти полных лет для полного окончания этой дороги,и он считает, что постройка большей части существующих путей так непрочна, что быстрыйили тяжелый проезд немыслим. Далее г. Сторк предупреждает всех желающих совершитьподобное путешествие для своего удовольствия обождать лет двадцать».

Мне почему-то кажется,что и теперь любому американцу поездка по нашей железной дороге покажется геройскимпоступком. Хотя многие иностранцы находят в путешествии по Транссибу от Москвы доВладивостока нечто романтическое и завораживающее.

Изумление по-французски

Писатель из Франции ЖюльЛегра, в конце XIXвека путешествовавшийпо Сибири и Дальнему Востоку, описал свои приключения в книге «По Сибири», которуюперевели на русский лишь недавно, спустя 115 лет. Его путевые заметки содержат немалоинтересных наблюдений. Третьим городом (после Благовещенска и Хабаровска), где побывалЛегра, стал Владивосток. Он называет его самым красивым из всех, что видел в Сибири,но при этом пишет, что ни за что не хотел бы здесь поселиться: «Остаться в нем житьможно только из особой выгоды. Половина его населения ­ чиновники. И для того чтобыпонять, что что-то странное есть в его жителях, достаточно осознать, что на 100мужчин приходится всего 18 женщин! Такое численное преобладание мужского населенияясно указывает на то, что люди сюда приезжают не из удовольствия и не для того,чтобы надолго обосноваться. Несмотря на большие усилия со стороны российского правительствапо привлечению жителей в этот город, он еще долгое время будет словно цыганскийтабор».

А еще француз нашел вРоссии буквально изюминку: оказывается, русские как никто умеют… что бы вы думали?Нет, не водку пить, а обманывать! Вот что писала одна из дальневосточных газет в1899 году:

«В Париже появилась несколькодней тому назад книга Жюля Легра о Сибири. Черты, наиболее поразившая автора, –это боязнь или нежелание русских говорить правду и ни перед чем не останавливающаясяложь. Люди самых разнообразных профессий оказывались «виртуозами лжи» и обманывалиавтора, когда он обращался к ним за справками; купцы лгали относительно среднихцен, подрядчики относительно образа жизни рабочих, фабриканты относительно условийпроизводства, пароходовладельцы относительно перевозимых ими грузов; чиновники,наконец, обманывали относительно всего, частью по незнанию подробностей, о которыхдавали разъяснения, частью по осторожному расчету.

К этому свойству русскихи сибиряков автор возвращается на многих страницах своей книги, цитируя французскимибуквами ту фразу, которую, по его словам, русские произносят очень охотно: «onevriote» (он врет)».

Цепкий взгляд капиталиста

Еще через десять лет,в июне 1909-го, хабаровская газета «Приамурье» сообщала в статье под названием «Англичанино Приморской области»:

«Богатства наших недрчасто оказываются сюрпризом. Нужно, чтобы пришли иностранцы и сделали нам какое-нибудьгнусное предложение относительно разработки землеродных богатств, минералов. Тогдамы хватаемся, начинаем горячо обсуждать, соображаем, что «себе дороже стоит», и,не отдавая концессии иностранцам, ждем по сотне лет, пока найдется русский капитал,охочий увеличиться вдвое. В настоящее время у нас так с Уралом, в свое время такбыло с Аляской. Кому нужен был этот полуостров, отделяющий холодные воды Беринговаморя от теплых вод? Мы уступили его Америке взамен доплаты в 14 миллионов, причитавшихсяим за постройку Николаевской дороги. А в первые же десять лет Аляска дала американцамзолота на 84 миллиона.

Ныне мы толкуем о богатствахПриамурья, но дальше слов не идем. К Приамурью же присматриваются уже иностранцы.Немцы давно расписывают богатства Приамурья и Приморской области. Теперь отозвалисьи англичане. Как известно, английские консулы не относятся так свысока-пренебрежительнок вопросам торговли и промышленности, как русские. У английского консульского агентавсегда можно получить любую справку по интересующим коммерсанта вопросам. Консулыже издают и время от времени отчеты. В последнем отчете английского вице-консулаS. Hobgsten’а находим очень интересныйотзыв о Владивостоке и Приморской области.

«Владивосток, – пишетон, – в принципе есть центр военный и стратегический, главным образом. Ввиду этоговполне понятна и естественна существующая тенденция к увеличению его значения кактакового. Коммерческие свойства этого рода зависят не столько от торговых оборотов,сколько от пребывания там войск, моряков и рабочих, обслуживающих военные постройки.В настоящий момент Владивосток переживает финансовый кризис. Но предполагаемые работывозвратят ему торговое благополучие, так как русское правительство предполагаетиздержать здесь на сооружения 57 миллионов рублей в течение трех лет, чтобы поправитьи усовершенствовать укрепления и выстроить казармы для солдат и помещения для офицеров.

Большинство иностранногонаселения во Владивостоке – немцы; есть немного англичан. В их руках имеются крупныеи мелкие торговые предприятия. Закрытие порто-франко сильно ограничит развитие торговыхоборотов немецких фирм, оперирующих дешевым товаром…

Что касается развитияестественных богатств области, эта отрасль принадлежит Англии. Два самых большихместных предприятия в руках англичан, а также несколько рудников, эксплуатируемыхангличанами. Минеральные богатства здесь огромны – неисчерпаемые и заслуживают бытьболее разработанными, чем это было до сих пор. Отчасти разрабатываются рудники золотые,угольные, цинковые, между тем как залежи меди, свинца, мрамора, серебра, горногохрусталя, платины и марганца не разработаны. Объясняется это, во-первых, краткимрабочим сезоном; затем неудовлетворительными путями сообщения…

В то же время на развитиестраны неблагоприятным образом влияет незнание местных условий и совершенно неосновательнаябоязнь, вызываемая словом «Сибирь». Эти два мотива препятствовали иностранным капиталистамначать рудниковые предприятия. Кроме минеральных богатств страна богата крупнымстроевым лесом, и можно смело считать, что в будущем промышленность эта будет источникомнеисчислимых барышей. Пока же она находится в зачаточном состоянии»…

Таков интересный отзывангличанина о русской Приморской области. Какая горькая правда! Английскому вице-консулусовершенно не приходит в голову, что и русские могут заняться разработкой богатствПриамурья. Он уповает только на иностранцев. В недрах страны таятся миллионы, «неисчислимыебарыши», а местность пустует вот уже сколько лет и, если не явятся иностранные капиталы,пропустует еще столько же, пока мы «за ненадобностью» не уступим Приморье кому-нибудь,как уступили Аляску».

Стоит заметить, что «горький»сарказм русского журналиста и сейчас, спустя сто лет, не кажется неуместным. К сожалению.

По материалам газет изархива ОИАК