Без бороды – пианист, с бородою – император!

Оскароносный американец Эдриан Броуди рассказал корреспонденту «В» о том, почему актерское ремесло – это путь к духовному просветлению

24 сент. 2014 Электронная версия газеты "Владивосток" №3611 от 24 сент. 2014

Не так часто во Владивостоке одновременнонаходятся сразу два оскароносца, а вот на 12-х «Меридианах Тихого» такое случилось.Актер и режиссер Владимир Меньшов, получивший «Оскара» за обожаемый россиянами фильм«Москва слезам не верит», был президентом нашего фестиваля, а американский актерЭдриан Броуди, которому «Оскар» достался за фильм «Пианист», – почетным гостем.

Во Владивостоке Броуди отдалдолжное морским красотам и морскому меню, провел творческую встречу и показалзрителям один из самых любимых своих фильмов – «Поезд на Дарджилинг».

Люблюподурачиться

– Если бы не «Меридианы Тихого», я вряд ли бы приехал воВладивосток, – сказал Эдриан Броуди. –Поверьте, я ценю этот шанс.

– А почему вы выбрали из всего вашегосписка фильмов «Поезд на Дарджилинг»?

– Это один из моих любимыхфильмов. В нем мой герой отправляется в длинное путешествие. И я смог разделитьего эмоции в полной мере вот только тогда, когда собирался на Дальний Восток.

– Режиссер этого фильма – ваш друг УэсАндерсон…

– Это действительно так. Когдазвонит Уэс, я всегда снимаю трубку. У нас не только крепкие профессиональные,но и дружеские отношения, и потрясающе, когда в друзьях есть такой талантливыйчеловек, который может предоставить вам возможность играть такие разные, непохожие друг на друга роли.

– Ваш герой в фильме «Поезд в Дарджилинг»осваивает медитацию, духовные практики. Есть ли в вашей жизни место такимувлечениям?

– Конечно, я этим занимаюсь. Явзрослый человек, и мы все должны духовно развиваться и расти. Мое актерскоеремесло предоставило мне возможность заглянуть в жизнь и характеры очень разныхгероев, понять, насколько хрупким является этот мир, насколько ценна иненадежна, легко разрушаема человеческая жизнь. Поэтому в каком-­то смыслеработа актера – тоже путь к духовному просветлению.

– Как вы приняли решение сыграть в фильмероссийского режиссера Сарика Андреасяна «Ограбление по-американски»?

– Это был прекрасный фильм, и яочень рад возможности поработать с Сариком. Было весело. Мне вообще нравятсятакие фильмы – обладающие определенной стилистикой, это тот случай, когда можнопоиграть, быть чуточку несерьезным.

Мне нравится создавать сложныероли, образы, в которых есть место чувству юмора, трагедии, драме, и можнос ними поиграть.

Еслибы не актерство, пошел бы в фокусники

– Во время съемок фильма о Гарри Гудини вы сами выполнялитрюки? Какие воспоминания оставила у вас эта работа?

– Большинство трюков сделал сам, хотя у меня и был каскадер-дублер,ведь несколько трюков снималось одновременно. Но в основном я все делал сам: ипод воду нырял, и фокус со смирительной рубашкой выполнял – слава богу, у меняне вылетело плечо во время этого трюка, как это постоянно, я знаю, случалось сГудини. Вот вам пример того, чем человек может пожертвовать во имя своегоискусства и какова должна быть самодисциплинау истинного артиста. У него плечо вылетало каждый раз! Но он не обращал на этовнимание.

Персона Гарри Гудини всегда вдохновляла меня:еще до того, как выбрать артистическую стезю, я всерьез подумывал, не стать лимне иллюзионистом. Так что в каком-­то смысле я исполнил свою мечту – выполнивтрюки Гудини.

Но трюки – это не самоеинтересное, что может случиться в процессе съемок. Трюки – это простофизическая работа. Мне гораздо интереснее исследовать внутренний мир своегогероя, понимать мотивы его действий и поступков.

– У вас не так много ролей с любовнымиисториями, неужели режиссеры не видят в вас героя-любовника?

– На самом деле у меня былодостаточно подобных ролей. Но я хотел бы найти красивую и интересную историюлюбви и на экране перед зрителем вместе с какой-нибудь прекрасной актрисойпоказать всю сложность этого чувства, всю его многогранность. Сегодняшнее киноне так часто дает такой шанс, к сожалению.

– Похоже, вы стремитесь сыграть в фильмахсамых разных жанров: «Пианист», «Кинг-Конг», «Поезд на Дарджилинг», «Хищники»… Что для васявляется определяющим в выборе роли?

– Замечательно то, что актерможет все время меняться, быть хамелеоном в зависимости от тех обстоятельств,которые тебе предлагают. Однако часто так бывает, что после одной удачносыгранной роли режиссеры предлагают тебе нечто похожее, того же типажа. Послефильма «Пианист» мне предлагали роли того же типа. Но это не для меня – нелюблю однообразие. Я люблю роли, которые бросают мне вызов, заставляют выходитьиз зоны комфорта. Я стараюсь выбирать роли так, чтобы моя работа была интереснав первую очередь мне самому, значит, она будет интересна и моим зрителям.

– Есть ли какой-то персонаж врусской литературе, которого вы бы хотели сыграть? Или автор?

– Огромный вклад русскихписателей, драматургов, актеров, кинодеятелей в мировую культурунеоспорим. И я бы с удовольствием сыграл в экранизации русской классики.

В театре? Это, конечно, было бы интересно. Но на театр у меня нетвремени. Я сконцентрировал все усилия и все внимание на работе в кино, крометого, есть проекты, которые я планирую продюсировать и в которых хочу выступитькак режиссер. Но, возможно, когда-нибудь мы поставим на театральной сцене что-нибудьиз Чехова.

– Ваша роль мечты, получается, продюсерство?

– Меня интересует творческая сторона процесса кино. Когда вызнаменитый актер, ваше мнение тоже кое­что значит, и, возможно, режиссеры будутк вам прислушиваться. Но когда вы продюсер, вы лучше контролируете ситуацию иможете определять вектор, по которому будет двигаться ваше кино, сделать так,что воплощение идеи будет таким, каким должно быть. Именно поэтому я хочу статьпродюсером, хочу сделать так, чтобы появлялись интересные фильмы, интересныедля меня и для зрителей, чтобы появлялись роли, которые бросают вызов мне идругим актерам. Я хочу сделать все, что от меня зависит, чтобы в процессесъемки не потерялась целостная идея, которая есть у автора фильма, чтобы онадошла до зрителя во всей полноте.

Моему«Оскару» не одиноко

– Многие ваши коллеги с удовольствием снимаются в фильмах покомиксам. А какого бы супергероя сыграли вы, если бы могли выбирать?

– Не могу сказать, что у меня есть на примете какой-то конкретныйгерой, показали бы сценарий – я бы решил. Конечно, такие фильмы, как «Марвел»,имеют огромный коммерческий успех. Роберт Дауни-младший – прекрасный актер, яим восхищаюсь: напомню, что до того, как сыграть Железного человека, он многоснимался в независимом кино. И если меня пригласят, я тоже не откажусь.

– Вам больше нравитсяиграть роли реальных людей или все же выдуманных персонажей?

– Сложно ответить. Все роли и герои уникальны, не похожи друг надруга. Возможно, когда мы создаем на экране образ реального и знаменитогочеловека, это сложнее. Но я не боюсь трудностей. Если роль бросает вызов, яотвечу.

– А есть исторический персонаж, которого вы бы отказалисьсыграть?

– Вот вы видите, что я бородатый. Это потому что я играю Карла V– одного из самых знаменитых императоров древности. Мне это интересно. И ниразу мне не приходилось сталкиваться с предложением сыграть роль кого-то, кто мне сильно не нравится. Я думаю так: если вы актер,вы должны быть готовы ко всему. Я не склонен выбирать персонажей и героев,которые нравятся всем. Еще раз скажу: гораздо интереснее играть насопротивлении!

– Напоминает ли вам кто-то из сыгранныхперсонажей вас самого?

– Не знаю, хочу ли я открыватьвсе карты и выдавать вам такую информацию: кто из моих героев очень похож наменя… Это останется, наверное, моей тайной, хорошо?

Если же говорить о фильмах иролях, которые мне особенно дороги, то, конечно же, «Пианист» оказал самоебольшое влияние на мою жизнь – и как актера, и как человека. И то, что сделалРоман Полански этим фильмом для мировой культуры, трудно переоценить. Не могусказать, что получил удовольствие от работы над этой ролью – удовольствие вобычном смысле этого слова. Это была совсем не веселая роль. Но иногда именнопреодоление трудностей приносит громадное моральное удовлетворение.

– Где вы храните свою статуэтку «Оскара»?Ей там не одиноко?

– Он хранится не в моем доме.Но, уверяю вас, статуэтке там не холодно и не одиноко. Составит ли ей современем компанию вторая? Как только будет подходящий момент, уверяю вас.

– Вы провели творческую встречу созрителями. Важны ли для вас такие мероприятия? Важно ли мнение зрителей?

– Дело больше не во мнении, а втом, что я очень люблю делиться с публикой тем, чем обычно актеры не делятся:переживаниями, эмоциями. И реакция публики – то, что приносит мне глубочайшееморальное удовлетворение. В своей карьере я в основном снимался в независимомкино, а такие фильмы, как вы знаете, обычно демонстрируются на фестивалях. Таквот, один из способов привлечь публику на фестивальный фильм – сказать, чтопредставлять его будут актеры. Тогда публика обязательно придет. С «Пианистом»мы ездили по фестивалям полгода!

– Вы не первый раз в России, что у васосталось в памяти от уже увиденных городов и что вы запомните о Владивостоке?

– Разные города оставляютразные впечатления. Помню, как я пошел в Эрмитаж в Санкт-Петербурге и потомпотерялся, бродил по улице и не знал, как добраться до отеля. В Москве на менянеизгладимое впечатление произвел Кремль.

Вообще, иногда здорово быть простотуристом. Я люблю такие путешествия.

Во Владивостоке мне нравитсягостеприимство, особая теплота этого города. Поверьте, мне есть с чем сравнить.