Белый лис: спаситель или предатель?

В Тбилиси 7 июля скончался Эдуард Шеварднадзе. Ему было 86 лет. Друзья и враги звали его Белый лис. Белый – потому что уже тогда был совсем седой, а лис – настолько он был непредсказуемым человеком. В истории СССР и родной Грузии он оставил ярчайший след. А рыбаки Дальнего Востока до сих пор неоднозначно относятся к этому политику, обвиняя его в предательстве интересов страны.

10 июль 2014 Электронная версия газеты "Владивосток" №3568 от 10 июль 2014
02242b960d05d61e71b45fbd4fed2fa8.jpg

По образованию врач и учитель (окончилмедицинский техникум в Тбилиси и педагогический институт в Кутаиси), ЭдуардАмвросиевич делал себе карьеру на поприще комсомольского и партийногофункционера.

Шеварднадзе громко заявил о себе надолжности министра МВД Грузии. Однажды, сравнив Леонида Брежнева с ВладимиромЛениным, он получил неограниченные полномочия для борьбы с коррупцией на родинеИосифа Сталина, вычищая из власти всех сторонников Никиты Хрущева. 40 тысяччеловек лишились своих постов, из которых 30 тысяч получили реальные сроки.Более 10 лет являлся первым секретарем ЦК компартии Грузии.

Именно в этот период он познакомился сМихаилом Горбачевым, тогдашним первым секретарем Ставропольского крайкомапартии. На совместном отдыхе в Пицунде сказал фразу, ставшую крылатой: «Всепрогнило, нужно что-то менять».

Горбачев запомнил. И когда стал генсекомЦК КПСС, позвал в свою команду для проведения перестройки в СССР. Белый лиссменил столпа советской дипломатии Андрея Громыко. Новый министр иностранныхдел сорвал «железный занавес» с Советского Союза, открыл миру нашу страну,позволил советским гражданам увидеть мир. И подружился с Западом как самыйдемократичный советский министр. В 1989 году Шеварднадзе осудил действия десантниковс саперными лопатками при разгоне демонстраций в Тбилиси. И поддержалБеловежские соглашения.

В итоге СССР развалился. ЭдуардАмвросиевич подал в отставку. В девяностых и начале нулевых былпрезидентом Грузии, пока его не смела «революция роз» во главе с МихаиломСаакашвили.

Линия Шеварднадзе

При чем здесь наши рыбаки? Апомните историю с Аляской, которую Российская империя продала США? СССР жеотдал бесплатно США 50 тысяч квадратных километров своих морских угодий, взаменничего не получив.

В июне 1990 года в ВашингтонеЭдуард Шеварднадзе и госсекретарь США Джеймс Бейкер подписали соглашение «Оразграничении морских пространств в Беринговом и Чукотском морях». СССР дажесоздал буферную зону за счет собственных вод, которую наши рыбаки не должныбыли нарушать, чтобы не обострять отношения с Северной Америкой.

Чем важна отданная акватория?Здесь нагуливают жир огромные косяки минтая. Рыбаки Дальнего Востокадесятилетиями в этом районе успешно ловили рыбу. Это если не считать, чтограница передвинулась дальше от берегов Аляски ближе к берегам Камчатки.

Верховный Совет СССР, каквпоследствии и Госдума России, не признали «пакт Шеварднадзе – Бейкера». А вотконгресс США моментально его ратифицировал. Но пока еще была сильна военнаямощь России, американцы не рисковали и не диктовали свои правила игры.

В августе 1999 года траулер«Гиссар» ОАО «ТУРНИФ», порт приписки Владивосток, вел лов минтая в исключительной экономической зоне РФ. В погонеза косяком рыбы траулер вошел в буферную зону, не пересекая границу СоединенныхШтатов. Тут же на перехват вышло судно береговой охраны США «Гамильтон­715».Под угрозой открытия огня американцы заставили остановиться «Гиссар».Российский капитан Павел Анисимов показал все документы с доказательствомзаконности нахождения в данной точке. Однако американский офицер объявил озадержании траулера и всего экипажа и потребовал следовать в порт Датч-Харбор.Владивостокские рыбаки отказались подчиняться произволу. Обесточили главныйдвигатель. И по рации попросили российские власти о помощи. Из-за этого янкизаперли рыбаков в каютах и приставили вооруженную охрану. Они планировалиоттащить «Гиссар» в свой порт на буксире. Причем… на российском.

Российские пограничники так ине подошли, якобы не успели. Зато все суда Беринговоморской экспедициипобросали свою рыбалку и пришли к месту конфликта. 12 траулеров окружилизахватчиков и плененных. Два из них натянули между собой сети и приготовилисьпройти тралением вдоль бортов «Гамильтона». Эти сети однозначно бы запуталивинторулевую группу патрульного судна. Открыть огонь на поражение американцыпобоялись. Досмотровая группа снялась с «Гиссара» и бежала на свой корабль. Этобыла победа. Жаль только, что разовая.

Уже через год янки задержали российский траулер «Спитак» за то,что он прошел 750 метров в буферной зоне. И вновь наши власти промолчали. Ирыбаки уже не поднялись, каждому надо было ловить рыбу, выполнять плановыенормы и зарабатывать деньги.

Были еще задержания и конвои вДатч-Харбор, заканчивавшиеся штрафными санкциями по решениям американскихсудов. И все они осуществлялись в буферной зоне. Зато рыбаки с Аляски запросторыбачили в этой акватории. Получается, что американцы «присоединили» к своимводам еще и буферную зону, отодвинув линию Шеварднадзе еще ближе к российскомуберегу. Практика хамского поведения патрульной службы США в Беринговом морепрекратилась только после нынешнего усиления военной мощи России.

Хотел разрядки, а сталпредателем

После подписанияпредательского соглашения в 1990 году Белый лис возвращался из США в Москвучерез Владивосток на самолете, принадлежащем МИД СССР. В Доме политпросакрайкома партии (сейчас это здание на Мордовцева,12 принадлежитДальневосточному федеральному университету) глава МИД провел закрытую встречу спартийным и советским активом Приморья.

Никаких пресс-конференций,брифингов и подходов к прессе не планировалось. Охрана члена политбюро ЦК КПССзнала это и отсекла всех журналистов. Автор этих строк в ту пору был довольнонастырным репортером. Я поставил себе цель поговорить с Эдуардом Амвросиевичем. Во внешнем оцеплении стоял знакомыймне офицер управления КГБ в Приморском крае, который согласился помочь. И всвою очередь обратился к однокурснику по Голицынскому училищу погранвойск КГБ,входящему в личную охрану члена политбюро ЦК КПСС Шеварднадзе. Мол, этожурналист новой демократической волны. В итоге меня подвели к министру ипредставили ему.

Разговор длился менее 10минут. Как и положено дипломату, Шеварднадзе на все вопросы отвечал уклончиво,никакой конкретики и только общие слова. О чем спрашивал? О сбитом советскимистребителем южнокорейском «Боинге» в нашем пространстве. О притязаниях Япониина острова Южных Курил и притязаниях Китая на острова на реке Уссури. Оподмывании берега с советской стороны пограничной рекой Туманной. О шансахВладивостока стать порто-франко, как в годы дореволюционной России. Некоторыеэти темы актуальны и по сию пору.

Я настолько расстроился отпустоты беседы, что на прощание в лоб задал Шеварднадзе последний вопрос:«Дальневосточные рыбаки считают вас предателем за то, что отдали янки Беринговоморе. Вы думаете иначе?»

Сам Шеварднадзе уже собиралсяидти к лимузину и, как будто споткнувшись, резко остановился. Как-товесь потускнел и сжался. И так-то негромкий ранее голос сменился шепотом: «Мненужна разрядка. Советскому народу не нужна гонка вооружений. История менярассудит. А вы, молодой человек, поймете меня позже».

Прошло 20 с лишним лет. Я таки не понял, зачем Эдуард Шеварднадзе отдал запросто такое огромное пространствонашей страны. Да еще и самым заклятым друзьям.