Рыбный день приморских ученых

Сотрудники ТИНРО-Центра оценили запасы донных объектов в Приморье. Изыскания касались акватории залива Петра Великого и всего восточного побережья края, сообщает сайт научного учреждения. Но упор сделан на результатах исследований запасов донных биоресурсов в южной части подзоны Приморье, как наиболее извлекаемых по причине наличия здесь малого промыслового флота.

6 июнь 2014 Электронная версия газеты "Владивосток" №3550 от 6 июнь 2014
1de12c764b4759a461666e8f94cb79b2.jpg

Кальмар заждался российскихрыболовов

Учетная донная траловая съемка проводилась на научно-исследовательском судне «Бухоро» с 20марта по 30 апреля на акватории от мыса Поворотного до мыса Золотого,результаты по итогам весенних наблюдений были представлены на совещании воВладивостоке.

По предварительным данным, запасы терпуга, минтая, трескиостаются практически на среднем ежегодном уровне. Ученые отмечают рост запасов северной и гребенчатой креветокпримерно на 20 процентов по сравнению с 2013 годом. Состояние популяций другихвостребованных промысловых ракообразных – краба-стригунаопилио и синего краба – оценено как стабильное.

Прибрежный улов пустят на деликатесы

За комментарием «В» обратился к президенту Ассоциациирыбопромышленных предприятий Приморья Георгию Мартынову:

– В подзоне Приморье явнонедоосвоены многие виды рыбы и морепродуктов. Наша организация стимулируетрыбаков, в первую очередь мелкие предприятия. Тех, у кого нет квот на 10­летнийвылов определенных видов биоресурсов. Речь идет об объектах промысла, которыенуждаются в освоении, которые заметно размножились за последние годы.Подчеркиваю: нуждаются. За счет крупных предприятий с большими автономными исредними добывающими траулерами этот образовавшийся в последние годыдополнительный ресурс не выбрать. Речь не идет обо всей биомассе, минтай итреска должны еще пару-тройку лет погулять. Нокамбалу, навагу, терпуг необходимо ловить для внутреннего рынка. Такая жеситуация складывается и по северной креветке, которая придется по душеотечественному покупателю. Что касается гребенчатой креветки, то ее уприморских рыбаков активно закупают за границей. Лососевые и селедку не беру вовнимание, это тема для отдельного разговора.

В последние годы в Японскомморе активно размножаются моллюски. Здесь, конечно, нужно привести в примеркальмар. В нашей подзоне к освоению разрешена добыча 90 тысяч тонн головоногихмоллюсков! Хотя ученые готовы даже увеличить объемы допустимых уловов. Из нихровно треть отдана на лов Республике Корея и Корейской Народно-Демократической Республике по межправительственнымсоглашениям. А знаете, сколько из оставшегося объема ловят российские рыбаки?Порядка 2-4тысяч тонн. Вот какая база остается неосвоенной. Это хорошо, что предприятияприбрежного промысла в нашем крае с недавних пор взялись за добычу кальмара нанебольших глубинах. И делают ингредиенты для своих салатов. Тот же сосед Китайради кальмара вынужден ходить через весь Тихий океан и ловить его в зоне Перу.А потом у себя на берегу его перерабатывают и нам продают в виде снеков к пиву.Так вот, я уверен, что возле побережья Приморья можно каждый год ловить десяткитысяч тонн этих моллюсков и делать деликатесы для российских покупателей.

В ожидании иваси

И еще хочется отметить, чтонаши ученые ожидают в ближайшие годывозвращения в Японское море сельди иваси. В прошлом столетии был дважды отмеченмассовый подход дальневосточной сардины: в конце 30-х – в 40-е, а также в 80-х – начале 90-х годов. Добывали до миллиона тонн в год. Длясравнения: вся Россия сейчас ловит 4,2 миллиона тонн различных биоресурсов вгод. Из нее производились консервы, пресервы в масле, копчености, рыбная мука ирыбий жир для технических и медицинских целей. Современные технологиипозволят расширить ассортиментвыпускаемой вкусной и полезной продукции. В Приморье некоторые предприятия ужеготовятся к массовому подходу сельди иваси: готовят флот, орудия лова имастеров добычи. И правильно делают. Когда рыба войдет в Японское море, онисмогут в сжатые сроки выйти в море и вести эффективный и выгодный промысел.