Редактор, боец и партизан

Дальневосточники сражались на всех фронтах Великой Отечественной войны. Так, в Ялте есть улица Андрея Казанцева.

21 май 2014 Электронная версия газеты "Владивосток" №3540 от 21 май 2014
42d8769e3d9e23689ecb701e58b54c77.jpg

Опыт подпольной работы,полученный в детстве, пригодился нашему земляку в годы войныв захваченном немцами Крыму

Подпольщик-школяр

Владивостокское детство Андрея Игнатьевича, пришедшееся на годы Гражданскойвойны и интервенции, нельзя было назвать безоблачным. Квартира Казанцевых была явочной,сюда приходили связные с письмами от партизан из Шкотовского района, с Сучанскогорудника. А уже по Владивостоку конспиративную почту разносил юный Андрейка. Жиласемья трудно, поэтому – будучи старшим сыном – он понемногу подрабатывал: паял кастрюлии другую домашнюю утварь.

После установления в Приморье советской власти Андрей Казанцев, какмногие подростки той поры, сначала окончил школу, а затем – техникум. Имея сразудве специальности – электрика и моториста, он устроился на рисоочистительный заводна станции Мучная (Черниговский район), откуда его и призвали на срочную службу.Вскоре случился конфликт на КВЖД, где боец Казанцев и прошел первое крещение огнем.После армии, пользуясь тем, что демобилизованным красноармейцам предоставляли бесплатныйпроезд, Андрей Игнатьевич решил посмотреть страну. Он много ездил, искал свою долю,а затем стал жить в Ялте. Активно участвуя в работе Осоавиахима, в 1931 году получилпервую в жизни награду – отрез сукна на военный костюм. И окончательно решил связатьжизнь с военной службой.

По фронтовым дорогам

Война застала Андрея Казанцевав городе Кривой Рог, где он готовил новобранцев. С ними-то ему и пришлось выехатьна Западный фронт. Пешим маршем батальон новобранцев отправился к железнодорожнойстанции Шепетовка. Вечером по приказу командира Казанцева солдаты разместились наночлег в лесу, утром они должны были продолжить путь. А ночью фашисты совершиливоздушный налет на Шепетовку и разбомбили эшелон. Впрочем, это уже не имело значения– фашисты стремительно продвигались по территории Украины. Батальон Казанцева успелвовремя занять оборону и вступил в бой. Новобранцы под командованием Андрея держалиоборону до тех пор, пока не подошло подкрепление. Показательно, что в сводках штабабатальон Казанцева уже числился разбитым – командование было уверено, что бойцыпопали под бомбежку.

Бои продолжались, но силы были неравные, советские войска хотя и изматывалинаступающего врага, но были вынуждены отступать. От полка, где служил Казанцев,почти ничего не осталось. А вскоре в районе местечка Подвысокое наш герой попалв окружение. Прорываясь с боем, Андрей получил тяжелое ранение в ногу, был вынужденукрыться в лесу. Две недели спустя капитан повстречал бойцов, отбившихся от своихчастей. С ними-то он и решил двигаться дальше, собираясь выйти к реке Южный Буг,а там уже лодкой добраться до сражающейся Одессы или осажденного Севастополя. Однакорека оказалась под контролем оккупантов, и долгих 20 дней Казанцев скрывался отнемцев. Подлечил ногу, нашел гражданские вещи и, закопав снаряжение иобмундирование,попытался догнать фронт. При попытке форсировать Днепр Казанцев попал прямикомв руки немецких патрулей. Вместе с другими бойцами его повели в лагерь для пленных,но части бойцов во главе с Андреем удалось бежать. Он снова и снова пытался прорватьсяк своим – и был опять тяжело ранен в бою в районе деревни Байдары. Спасли и, каксмогли, подлечили советского офицера местные жители.

Газета всполошила оккупантов

Понимая, что Красная армия уже довольно далеко, Казанцев, едва оправившисьот ранения, решил остаться в Ялте и искать связи с подпольщиками. На одной из ялтинскихулиц, будучи без документов, попал в облаву и был отправлен в гражданский концлагерьв Симферополе, где пробыл четыре месяца. В больном и опухшем Андрее Казанцеве непризнали молодого парня. Ранения и месяцы мытарств превратили его в старика. Волеюслучая он получил от начальства концлагеря документ, где говорилось, что он безнадежноболен и может следовать к месту жительства – в Ялту.

Однако долго отлеживаться Казанцевне собирался. Связался с подпольщиками и стал членом организации, на основе которойпозже было создано несколько партизанских отрядов. Подпольщики собирали разведывательныйматериал для Северо-Кавказского фронта (Черноморскогофлота), а главное – выпускали в оккупированной Ялте газету «Крымская правда». Редактором,автором большинства статей, печатником и даже корректором газеты был Андрей Казанцев.Пришлось помучиться со шрифтами. Казанцев несколько дней выстругивал их из дерева.Печатали газету в заброшенном здании санатория. Как только темнело, Казанцев с соратникамипринимались на втором этаже за работу, а остальные сторожили внизу у дверей и окон.Перед самым рассветом то, что набирали, уносили в сад и закапывали до следующейночи. Тушь и бумагу приходилось добывать к каждому выпуску. Газета распространяласьпо всему полуострову. Издание дошло даже до Симферополя и вызвало немалый переполохсреди оккупантов.

Вместе с подпольщиками Андрей Казанцев затем принимал участие в бояхза освобождение Ялты от фашистов и был удостоен ордена Красной Звезды.

Несправедливость и признание

После освобождения Крыма Казанцев был направлен на восстановлениехозяйства во Всесоюзный научно-исследовательский институт виноделия. Однако затемпришло распоряжение – направить Казанцева в воинскую часть – штрафной батальон,где он должен кровью смыть свою вину. В чем он провинился, никто ему толком объяснитьне мог.

Андрей Игнатьевич несколько раз обращался в СМЕРШ, дабы восстановитьсправедливость и доказать, что он сражался в подполье. Справедливость была восстановлена,обвинения сняты, Казанцев вновь вернулся в Ялту. И до конца своих дней он жил вКрыму.

Майора советской армии, подпольщика, командира 10-го партизанскогоотряда ялтинцы не забыли и назвали в его честь одну из городских улиц.