Чего боится бабай?

ВСЕ мы родом из детства. Не ошибусь, если скажу, что у каждого в нежном возрасте была маленькая слабость. Кто-то холодел при виде змей, другие с брезгливостью и ужасом фукали, ткнувшись в паутину лицом. Поголовное большинство в свое время просили перед сном маму не выключать свет, не уходить, оставить щелку двери и т.п. Одним словом, все мы чего-то боялись. А может, и продолжаем

30 окт. 2013 Электронная версия газеты "Владивосток" №3433 от 30 окт. 2013
f06f13d3e0c124647215317363b1b0c8.jpg Ночные монстры не любят свет, сказки и цветные карандашиВолнующие вопросы о страхах, в частности детских, корреспондент «В» задает Рите Гимаевой, доценту, кандидату психологических наук кафедры философии и психологии ВГУЭС.Откуда берутся чудовища– Рита Маснавиевна, когда впервые появляются страхи у ребенка? – В психологии принято выделять страхи разных возрастов. Дети от года до двух-трех боятся конкретных вещей – громких звуков, иногда незнакомых предметов, внезапных изменений ситуации, белых халатов врачей, угроз родителей. В три-­четыре года (это новая стадия развития) они начинают бояться вымышленных предметов или объектов. – Каков механизм появления страхов?– Тут возможны две причины. Во-­первых, надо сказать, что возраст от трех до шести лет с точки зрения психоанализа – это период, когда дети тянутся к родителям противоположного пола, испытывая ревность и чувство агрессии ко второму родителю. При этом если, например, девочка тянется к папе и соперничает с матерью, мать она, конечно, любить не перестает. Однако чувство это становится противоречивым, амбивалентным: с одной стороны, агрессия, с другой – вина. Эти чувства ребенок неосознанно переносит на окружающий мир, и тот становится для маленького человека населенным опасностями и существами, могущими, по его мнению, принести вред. Во-­вторых, в детском страхе виноваты сами родители – если они кричат, запугивают и тем более бьют малыша. Ребенок не может ответить родителям адекватно, и, переполненный агрессией, он опять-таки проецирует ее на окружающий мир. Страх на дне морском– В моей практике был случай, – продолжает разговор Рита Гимаева, – ко мне обратился тридцатилетний мужчина-­водолаз с тем, что он больше не может нырять, боится и хочет сменить профессию. Специфика его работы заключалась в том, что погружаться в воду ему приходилось в любое время года, даже зимой – в прорубь. И все было нормально до той поры, пока не произошел несчастный случай: один из его сослуживцев однажды не смог найти выход на поверхность. Во время беседы с пациентом о его детских страхах выяснилось, что в раннем детстве перед ночным засыпанием с ним повторялся один и тот же ужас: к нему приходила старая и очень страшная бабка, садилась на краю кровати в ногах и смотрела на него. Рассказывал об этом он так, словно оказался в той комнате и видит ее. Из последующей беседы я выяснила, что у него был очень жестокий и подавляющий отец, он-то и был первопричиной детской боязни. В данной ситуации сильный стресс на работе послужил возрождению страха. Можно предположить, что выбор профессии им был продиктован желанием избавиться от таких проблем. Кстати, впоследствии мне стало известно, что он вернулся к своей работе. Успокойте малыша– А если родители заботливы и ласковы, а страх тем не менее есть?– Некоторые дети очень эмоциональны и чувствительны. Современная психология относит их к тревожно-мнительному типу личности. Такие дети могут быть подвержены большему количеству страхов.– Что делать родителям чувствительных детей?– Надо стараться обеспечить им максимальную безопасность, выслушивать его рассказы о страхах, не высмеивать ребенка. Если же родитель не верит ребенку, считая это несерьезным, тогда малыш остается один на один со своей боязнью, и страхи могут усугубляться.– Иногда ребенок боится засыпать, просит маму, чтобы та не уходила, не гасила свет и даже легла к нему в кровать. Что делать?– Думаю, в этом случае родителям следует понять, что, возможно, в их семье не все в порядке. Кроме агрессии родителей причиной могут стать семейные перипетии, перемены в жизни – пошел в детсад, школу, а это стресс. Он может углубить страхи или привести к их возникновению. Чтобы помочь ребенку, нужно обеспечить ему чувство безопасности. В качестве доступной меры можно ввести ритуал отхождения ко сну: чтение сказок, необязательно веселых. Например, если страшную историю малыш проживет с мамой и все хорошо заканчивается, он отреагирует на свой страх, снимет напряжение, которое скопилось у него за день. И не беда, если мама заснет рядом. Требовать, чтобы малыш во что бы то не стало спал один, не стоит. И совершенно нормально, если в детской будет всю ночь гореть ночник и будет приоткрыта дверь.– Что делать, если непоседа ни в какую спать не ложится, а засыпает, только если уже падает от усталости. И родители вместе с ним.– Для ребенка сон – это маленькая смерть. И если привычный ритуал с чтением сказки не помог снять напряжение, рекомендуются массажи. Сеанс следует начинать энергичным разминанием, постепенно завершая мягкими поглаживаниями. Тогда у ребенка остается ощущение материнских рук, и он чувствует себя защищенным. – Могут ли возвращаться детские страхи уже во взрослом возрасте?– У меня была пациентка, которая после стресса на работе неделю спала, не выключая свет. Потом все утряслось, и она вернулась к обычному режиму.Загипнотизированные зайчики– Мы подошли к вопросу о страхе темноты…– Этот страх атавистичный, то есть древний, известен всем поколениям. Он опять-таки связан с тем, что дитя и родитель должны быть неразрывно связаны, потому что для малыша мир – это родитель. С его отсутствием нарушается целостность, начинается тревога. На днях наблюдала картину: бабушка привела внука лет трех в кафе. Усадила на стул и говорит ему: «Подожди, я уплачу и быстро приду», – и ушла. Надо было видеть, как изменился мальчуган: он весь напрягся, замер, вытянулся как зайчик, сидел со сведенными у груди ручками и не спускал глаз с бабули. Это реакция, кстати, послушного ребенка. Активный бы просто так ее не отпустил, а закатил скандал. Ночью, когда малыш засыпает, он остается один на один с темнотой, с неизвестностью. Это причина боязни. – Страх обычно проходит с возрастом или остается где-­то в глубинах сознания?– Острое чувство тревоги проходит, как только ребенок перерастает период соперничества с родителем, и рамки этого индивидуальны. И если взрослый человек иногда испытывает страхи, скорее всего, он был подвержен им в детстве.Когда дитя не рисует солнышко– Как помочь ребенку преодолеть страхи?– Очень помогает рисунок. Неслучайно дети в состоянии тревоги рисуют страшные картинки – чудовищ, монстров, даже смерть. В процессе воспроизведения пугающего объекта ребенок прорабатывает проблему, пытаясь справиться с ней. Особенно хорошо это работает с пяти до одиннадцати лет. Это период, когда дети чаще всего страдают от страхов, а рисование в этом возрасте для них естественная и привычная деятельность, в которой они выражают свои чувства. Известны художники, которые так же через живопись умели справляться со своими проблемами, – Гойя, Ван Гог, Дали и прочие.Иногда страхи внушают ребенку сами родители, как правило, те, кто сам в свое время много чего боялся и продолжает бояться, пусть даже это и взрослые страхи: потерять работу, здоровье и т.д. Или же они неосознанно переносят на ребенка стиль воспитания, которое испытали сами: не ходи туда, там что-­то страшное; не гладь – укусит; не трогай – заболеешь и прочее. Иными словами, если общий фон жизни в семье тревожный, во многом именно родители формируют восприятие ребенком мира как враждебного. Ах эти страшилки! – Раньше ребенка еще бабайкой пугали, если не слушался.– Этого нельзя делать ни в коем случае. Для родителей это рычаг воздействия, а для ребенка – риск возникновения страха. – Некоторые дети смотрят взрослые фильмы со сценами насилия, не предназначенными для детских глаз.– На тревожно-мнительных детей это может подействовать пагубно. Необходимо соблюдать возрастные ограничения.– А детские страшилки – зачем они нужны и нужны ли? Помню, в детстве, забравшись в укромный уголок, пугали друг друга: «…черная простыня летит по твоей улице», а потом неожиданно: «Отдай мое сердце!». Главное – крикнуть погромче.– Дети начинают рассказывать подобные истории примерно лет в шесть, когда уже выходят из состояния тревоги по поводу враждебного мира. Вместе со сверстниками в группе они рассказывают друг другу страшилки – сначала пугаются, потом смеются. Меняя смысл истории с ужасного на комический, они таким образом нивелируют свои страхи. С мамой на небеса– Последний вопрос: когда начинается страх смерти?– Понимание того, что живые существа смертны, приходит к ребенку в возрасте пяти – семи лет. Чувствительные и тревожные дети могут реагировать на это очень остро, особенно если в это время умирает или тяжело заболевает близкий человек. Необходимо беседовать с ребенком о смерти и, конечно, легче всего это получается у верующих родителей. Но даже если родственники не живут по церковным канонам, лучше все же рассказать ребенку о смерти в религиозном ключе: умершие отправляются на небеса, и с ними еще можно будет увидеться. Ребенок нуждается в том, чтобы рядом с ним был близкий, спокойный человек, в нем его защита, он обеспечивает ему безопасность. В таких благоприятных условиях страх смерти если не забывается, то ослабевает, нивелируется, а вместе с ним рассеиваются и другие страхи.