Студент в политике лыком шит, но ведь хочется...

...Иногда наш брат студент остается с удивленной гримасой, когда он узнает о том... Что, оказывается, размер платы за проживание в общежитии для студентов-”бесплатников” не может превышать 5 процентов стипендии. Что студенты имеют право на бесплатный проезд на железнодорожном транспорте раз в год туда и обратно. Но провозглашенные в российских законах права студенчества в большинстве случаев безбожно нарушаются. Но что остается делать, как защитить свои права? Слишком дорогим и престижным стало высшее образование, чтобы бросаться в массовые и индивидуальные авантюры, качая права по примеру буйных южнокорейских студентов. Ныне несогласные с таким положением дел предпочитают писать на досуге фантастические антиутопии “...в тоталитарной империи такой-то (название вуза)”. Выпускают мелкотиражные газеты с шуточной - чтобы не отчислили - критикой. Кто-то сколачивает панк-группу наподобие вполне реальной “Триптихи людоедоеда” и поет по вечерам об актуальных проблемах общего бытия. Может, кто-нибудь услышит?! Самые же внутренне тяготеющие становятся главным стратегическим ресурсом в руках разнообразных политических партий и кандидатов в депутаты. И это “нездорово”, так как обреченные за что-либо побороться в родном институте такие ребята, как правило, ничего, кроме грязи и “чернухи”, не почерпывают для себя в большой политике.

16 март 1998 Электронная версия газеты "Владивосток" №336 от 16 март 1998

...Иногда наш брат студент остается с удивленной гримасой, когда он узнает о том... Что, оказывается, размер платы за проживание в общежитии для студентов-”бесплатников” не может превышать 5 процентов стипендии. Что студенты имеют право на бесплатный проезд на железнодорожном транспорте раз в год туда и обратно. Но провозглашенные в российских законах права студенчества в большинстве случаев безбожно нарушаются. Но что остается делать, как защитить свои права? Слишком дорогим и престижным стало высшее образование, чтобы бросаться в массовые и индивидуальные авантюры, качая права по примеру буйных южнокорейских студентов. Ныне несогласные с таким положением дел предпочитают писать на досуге фантастические антиутопии “...в тоталитарной империи такой-то (название вуза)”. Выпускают мелкотиражные газеты с шуточной - чтобы не отчислили - критикой. Кто-то сколачивает панк-группу наподобие вполне реальной “Триптихи людоедоеда” и поет по вечерам об актуальных проблемах общего бытия. Может, кто-нибудь услышит?! Самые же внутренне тяготеющие становятся главным стратегическим ресурсом в руках разнообразных политических партий и кандидатов в депутаты. И это “нездорово”, так как обреченные за что-либо побороться в родном институте такие ребята, как правило, ничего, кроме грязи и “чернухи”, не почерпывают для себя в большой политике.

СМИРИСЬ
(БЕРЕГИ СВОЕ НЕДОВОЛЬСТВО ДО ДИПЛОМА)

Это, конечно, не значит, что диплом - залог непременного успеха в будущем. Кажется, так считают только студентки, зацикленные на обустройстве своей личной жизни, а не на получении знаний, чтобы в будущем при малейших проблемах зафиксировать некрасной корочкой свою самостоятельность. Дело в другом - дорог не символ образования (диплом), а само образование, незабываемые студенческие годы.

Кроме того, последние события с управлениями по делам молодежи на краевом и городском уровнях только усугубили положение. Непонятно, как теперь сложится судьба межвузовского совета Владивостока. Этот совет наиболее активных “молодежных политиков” в числе своих приоритетных задач видел регулярные встречи с ректорами вузов. Предполагалось, что хоть таким официозным образом наиболее существенные проблемы студенчества будут решаться.

“НУЖНОЕ ПОДЧЕРКНУТЬ...”

В одном из общежитий одного университета интеллигентного вида парни с придающими солидный вид очками разносят по комнатам анкеты. Из нее узнаем, что в начале декабря 1997 года в данном общежитии была создана инициативная группа по созданию студенческого совета, целью деятельности которого станет улучшение условий проживания студентов. В общем, вырисовывается абрис очередного проекта некоего профсоюза по защите прав.

Почему же тогда, отвечая на вопросы анкет, студенты просто “издеваются” над авторами бумаг? Начинают показывать свою иронию, якобы незнакомство с ситуацией, неуместное остроумие.

Например, когда предлагается написать свои идеи по улучшению условий проживания студентов в общежитии, кто-то пишет: “Не знаю. Братушки... дык елы-палы... А ведь это ты, Мирон, Павла убил!!!”, другой: “Знаете, мне кажется, что к пятнам в бытовой комнате причастна некая киска с голубыми глазами. Нужное подчеркнуть”.

И опять-таки в этом прослеживаются не анархизм и веселость студенчества 90-х, а просто нежелание “связываться” с каким-либо посягательством на руководство вуза. Вдруг вычислят, выгонят из общежития, придется подыскивать квартиру, что очень накладно. Поэтому, как это звучит на жаргоне, им все “фиолетово”: сиди, учись и не рыпайся!

Я ЖЕ ЧЛЕН ПАРТИИ!

История студента Сергея Тарасова показательна, но более - забавна. Свою тягу к политике и борьбе за права молодежи он реализовывает не в пределах родного вуза, Института международных отношений АТР ДВГУ, а в кругах всероссийских политических движений, открывших свои филиалы во Владивостоке. Бывают же увлечения!

В свои 18 лет Сергей успел поучаствовать в деятельности молодежных организаций при партии “Выбор России”, был исполняющим обязанности такого подразделения, именуемого “Соколами Жириновского”, при владивостокском филиале ЛДПР. Свое увлечение он объясняет чертами характера, жаждущего все познать и везде побывать, и страстью ко всякого рода организованным формам деятельности. Кроме того, ему не дают спать данные лаборатории социологических исследований ДВГТУ “Экран”: 70 процентов молодежи Владивостока ЗА создание чисто молодежной политической организации.

Сквозь тернии, ценой проб и ошибок Сергей почерпнул для себя много выводов, главный из которых - молодежь на полную катушку используется политиками разных уровней как рабочий инструмент для своих политических интересов. С молодежью поступают, как с игрушкой: любишь расклеивать листовки - молодец, лезешь не в свое дело - вон. Неудивительно, что когда наш герой в очередной раз решил сменить партию, где, по его мнению, пресекались все молодежные инициативы, и уйти из ЛДПР в РНЕ, шеф не умолял и не просил остаться. “Ну я же член партии!” - еще на что-то надеялся совестливый юноша...

Как рассказал Сергей, все права в филиалах российских партий за старыми партийными номенклатурщиками. Для них “это хорошая прибавка к пенсии”. Молодежь получает немного - в пределах 250 тысяч. Численность молодежной организации ЛДПР в 1997 году составляла 150 человек, что немало. Попивая напитки марки “Жириновский” в нерабочее время, в рабочее время молодежь пробивает свои проекты. За 8 лет существования городской организации среди неполитических задумок пока удалась только молодежная биржа труда.

Зачем же идет к Гайдарам-Лебедям молодежь: только ли для того, чтобы потусоваться и что-то с этого поиметь? Сергей поведал о любопытных вещах. Оказывается, “незрелую и эмоциональную” молодую смену привлекают разного рода символика и политические имиджи, мифологизированные средствами массовых коммуникаций. Значки, пилотки, униформа, эмблемы, атрибутика, та же эрнэешевская свастика, с одной стороны. Дисциплина, выучка - с другой.

P. S. Кстати, кто желает действительно что-то для себя почерпнуть полезного в политике, может присоединиться к работе общественной организации “Молодежный парламентский клуб” при краевой думе. Вперед!