Музейное чудо

«ДНИ В РОМАНОВКЕ» – так называется уникальная, не имеющая аналогов в России книга, презентация которой прошла недавно в музее имени Арсеньева в рамках работы выставки «Вера. Надежда. Маньчжурия. Русские старообрядцы в фотографиях японского ученого Ямадзоэ Сабуро».

1 май 2013 Электронная версия газеты "Владивосток" №3332 от 1 май 2013
aeaad9bf829f31444c598c533f738d59.jpg Собственно говоря, книга и выставка – это нечто неразрывное, тесно связанное, это две грани одного проекта, который вполне можно было бы назвать музейным чудом. Ведь по¬другому и не скажешь! Работа над книгой как таковой заняла около четырех лет, работа же над самим проектом – более 20. И почти век скоро насчитает история о том, как японский биохимик Ямадзоэ Сабуро приехал изучать опыт сбежавших от советской власти в Маньчжурию староверов. Как превратили за несколько лет унылую степь в процветающее богатое село с садами, животноводством, как стали жить на полном самообеспечении… Японцу удалось не просто изучить опыт. Он подружился с переселенцами, был допущен даже в молитвенный дом… Уникальные фотографии и негативы Ямадзоэ Сабуро затем передал своему другу, профессору Есикадза Накамура, иностранному члену академии наук России. А уж Накамура­сан, познакомившись с сотрудником музея имени Арсеньева Верой Кобко, которая еще в середине 80-х годов прошлого века стала изучать историю староверов Приморья, решил передать снимки в наш музей. Весь этот набор встреч и судьбоносных решений сам по себе уже чудо. Но…– Настоящее чудо случилось потом, – говорит Вера Кобко. – Когда мы сумели разыскать и потомков тех людей, что были изображены на снимках, и даже тех, кто жил в Романовке, когда там находились японские специалисты. После разгрома Романовки силами НКВД часть староверов попала в Хабаровский край, кому-то удалось бежать в США, в Австралию… Мы ездили в командировки, знакомились, записывали комментарии: кто на снимке, чем занимается, как складывался быт в этом селе… И постепенно из просто пачки фотографий эти кадры Ямадзоэ Сабуро превратились в летопись, в уникальную – живую! – историю… Это – чудо. А уж то, что нам удалось эту историю издать – и как издать! – даже больше, чем чудо.Да, книга «Дни в Романовке», которая увидела свет при помощи программы «Первая публикация», действительно издана достойно. Ее делал лучший книжный дизайнер России Евгений Корнеев (кстати, за эту работу он получил премию Ассоциации книгоиздателей России). Главы об истории российского старообрядчества для издания писали ведущие специалисты Исторического музея. Печатались «Дни Романовки» в Италии, на особой бумаге. В итоге издание получилось не просто академическим – оно получилось живым. – Мы сохранили, – говорит Наталья Толстая, – все комментарии к фотографиям такими, какими их записали сотрудники музея. Это живая речь, что особенно ценно. Мы не уменьшали и не «резали» фотографии. Для нас этот проект стал, можно сказать, открытием. Мы не ожидали такого интереса публики. Когда выставка фотографий «Вера. Надежда. Маньчжурия. Русские старообрядцы в фотографиях японского ученого Ямадзоэ Сабуро» проходила в Москве, она побила все рекорды посещаемости. Люди проводили там по два-­три часа, потому что читали все комментарии. И именно эту книгу мы – в весьма ограниченном количестве – решили пустить в продажу, опять же по просьбам любителей истории, библиофилов. Из 1000 экземпляров большая часть отправится в библиотеки и музеи, еще часть будет отправлена всем староверам, которые и рассказывали, кто же на снимках, – в Хабаровский край, в США… И только около сотни экземпляров будет продано. Но так как книга пользуется огромным интересом, ее можно увидеть в свободном доступе на сайте нашей программы.«Дни в Романовке» удивительным образом соединили историю России и Японии: работа над ней, кропотливая и аккуратная, сделала Есикадзу Накамура большим другом музея имени Арсеньева и человеком, полюбившим Владивосток… Кстати, на презентацию книги он приехал вместе с дочерью Ямадзоэ Сабуро – госпожой Марико Кошизаки, которая не скрывала слез, глядя на то, с каким трепетом отнеслись в далекой России к работе ее отца…– Владивостоку удивительно везет, – сказал Виктор Шалай, директор музея имени Арсеньева. – Несколько лет назад наш город в буквальном смысле очнулся от амнезии, потому что были найдены, переведены, изданы письма Элеоноры Прей. А теперь мы смогли «заштопать» целую дыру в истории России благодаря фотографиям Ямадзоэ Сабуро и самоотверженной работе Веры Кобко, Нины Керчелаевой и других сотрудников музея… По­моему, это тоже чудо!