Пикет нищих и немощных. Услышат ли их власти?

На несколько минут, но все же перекрыли гострассу, хоть и не получив на это официального разрешения властей, работники Седанкинского дома-интерната ветеранов и инвалидов вместе с двумя сотнями тех стариков и калек, кто может самостоятельно передвигаться.

4 дек. 1996 Электронная версия газеты "Владивосток" №33 от 4 дек. 1996

На несколько минут, но все же перекрыли гострассу, хоть и не получив на это официального разрешения властей, работники Седанкинского дома-интерната ветеранов и инвалидов вместе с двумя сотнями тех стариков и калек, кто может самостоятельно передвигаться.

А пикет по обе стороны дороги (пикетировать власти позволили) стоял почти 2 часа, несмотря на ощутимый морозец и недовольство водителей машин, путь для которых сузился и образовалась пробка. Впрочем, вконец обнищавшие, несколько месяцев не получающие зарплату социальные работники напрасно скандировали, призывая: “Черепкова! Наздратенко!”. Никто не прибыл к пикетчикам, кроме начальника краевого управления социальной защиты населения Ивана Торяника, который и так почти каждый день бывает в терпящем бедствие доме ветеранов.

- Сегодня мы перечислили сюда на зарплату 200 миллионов рублей, - сообщил Иван Иванович. - Это лишь малая часть того, что государство должно коллективу Седанкинского дома, но больше мы найти не смогли, ведь краевое финуправление финансирует социальные учреждения даже хуже, чем медицину и народное образование, выделяя нам всего 10 процентов от потребности.

Ничего не дает и мэрия, обязанная оплачивать труд 200 работников, опекающих на дому 2000 владивостокских стариков. В пикете заместитель директора дома ветеранов по обслуживанию на дому Валентина Шапошникова говорила о том, что у некоторых социальных работников были голодные обмороки...

- Мне очень жалко этих людей, которые о нас заботятся, - сказала корреспонденту “В” одна из участниц пикета на трассе 83-летняя Анна Аввакумова. - Когда мы были молодыми и работали, нам никогда не приходилось жить полгода без зарплаты. Даже в военные годы деньги всегда выдавали 2 раза в месяц. А сейчас, в богатое время, наши нянечки не видят своей зарплаты, им нечем кормить детей. Выходит, нам, немощным, в доме престарелых живется лучше, чем им в своих семьях: у нас сытно, тепло.

И Анна Григорьевна горько заплакала, не зная еще, что Седанкинский дом ветеранов задолжал за продукты, лекарства, одежду для призреваемых, электричество и прочее 54,8 миллиона рублей и что топлива здесь осталось на 1 день. В известность об этом поставили и краевую администрацию, и городскую, но обе помогать не спешат.