Отшумели нашей юности тополя...

На улице Мордовцева спилили тополя. Так началась “санитарная очистка города”, беспрецедентная по замыслу и масштабам.

29 нояб. 1996 Электронная версия газеты "Владивосток" №30 от 29 нояб. 1996
На улице Мордовцева спилили тополя. Так началась “санитарная очистка города”, беспрецедентная по замыслу и масштабам.

Еще вчера старая аллея, тянувшаяся вверх от “Даров тайги”, обрамляла эту тихую улочку в самом центре Владивостока. Сегодня лишь усыпанные трухой пни-коротышки полуметрового диаметра своими свежими спилами напоминают о былом величии. Эта участь ждет и другие вымахавшие и одряхлевшие тополя-великаны. Их в городе - сотни. А скоро, по всей видимости, не останется ни одного. Сведущие люди говорят, что массовые высадки тополей в нашем городе были дважды - после войны и в начале 60-х. В годы надежд и обновлений... По всей стране тогда прокатилась волна озеленения. Считалось, что тополь самое подходящее дерево, быстро растет и дает хорошую листву. Но оказалось, век его весьма не долог. Он, как ветреный любовник, отшумит, отцветет, отгуляет - и стремительно стареет. Вот и стоят нынче ослабевшие махины с лысой кроной и огромными высушенными ветвями-ручищами, воздетыми к небу.

Отжившие исполины в ветреную погоду падают как подкошенные. Уже месяц лежит такой “мертвец” на территории детского сада “Веснянка”, на крыше военно-морского госпиталя. Именно из-за того, что они представляют опасность, старым тополям не дадут дожить до последнего вздоха, последней зеленой ветки на иссохшем стволе. И канет в Лету целая эпоха...

На смену изношенному тополиному одеянию придет для города другая обнова. Как информируют специалисты комитета по благоустройству, планируются высадки ясеня, липы, сирени, амурской груши, а также реликтовых красавиц - акации и катальпы, прижившихся уже в некоторых местах. Пройдет несколько лет, и, должно быть, станет наш город неузнаваем. А вместе с ним изменимся и мы...