Лес - рубить, но чтоб щепки не летели...

Именно такой проблеме было посвящено совещание руководителей Пожарского района и местного предприятия АО "Лучегорский леспромхоз". Разумеется, не в буквальном смысле.

28 нояб. 1996 Электронная версия газеты "Владивосток" №29 от 28 нояб. 1996

Именно такой проблеме было посвящено совещание руководителей Пожарского района и местного предприятия АО "Лучегорский леспромхоз". Разумеется, не в буквальном смысле.

2 года назад, во время бурной приватизации, этот леспромхоз стал акционерным обществом, а члены его коллектива - собственниками обновленного предприятия. Однако большинство из них в этом качестве пробыли недолго: предприятие с новой формой собственности вступило в эпоху рыночной экономики со старыми долгами, люди надолго оказались без средств к существованию. И по классическим законам рынка ситуацией не замедлили воспользоваться конкуренты, скупив у обедневших людей за бесценок эти самые акции. В результате новым хозяином стал "Тернейлес", завладевший контрольным пакетом акций. Собственно, большой беды в этом не было бы, если б эта фирма, работающая по долговременным контрактам с Японией и Южной Кореей и наобещавшая коллективу леспромхоза золотые горы, не повела себя почти как на колонизированной территории: лес "выхватывался" с делян и через Пластун отправлялся за рубеж - других интересов у фирмы не оказалось. И лесорубами стали в основном люди пришлые - из Тернея, а то и вообще, как выразился один из новых руководителей предприятия, люди "без флага, без родины", набранные попросту на вокзалах. А коренные жители таежных поселков, работающие не одним поколением в этом леспромхозе прежде, в большинстве своем оказались не у дел. На этой почве стали возникать конфликты: с лесхозами - из-за качества освоения выделенных лесосек, с местными властями - озабоченными социально-экономическим положением населения таежных поселков.

Одним словом, новые хозяева за 2 года "успели сделать многое". Не вкладывая почти ни рубля в "социалку", вконец развалили ее - появились в таежных поселках сотни безработных из коренных жителей, ушла к другому владельцу былая гордость леспромхоза - цех по глубокой переработке древесины, и вскоре его импортное оборудование вывезли за пределы края. В плачевном состоянии жилой фонд со всей системой коммунального обеспечения - кстати, еще одна из причин конфронтации с местными властями. Тогда, 2 года назад, когда этот самый фонд был еще в божеском состоянии, глава администрации района Константин Войцешевский, выступая на собрании акционеров леспромхоза, предлагал передать жилье, технические и материальные ресурсы для его содержания муниципальным властям для последующей приватизации местным населением, но новые руководители предприятия наотрез отказались от такого предложения.

Как и следовало ожидать, потребительская практика привела к плачевным результатам: на исходе 1996 года леспромхоз оказался на грани банкротства и с 11-миллиардным долгом. Не улучшила ситуацию даже двукратная замена исполнительных директоров предприятия. Затем в леспромхоз прибыла представительная делегация во главе с генеральным директором АО "Тернейлес" Эдуардом Грабовским, и вместе уже с третьим по счету исполнительным директором, но уже из местных жителей - Валерием Яковенко засели специалисты за тщательные расчеты. К этой работе привлекли руководителей лесхозов. И только выработав единую программу, по их мнению, позволившую бы предприятию выжить, пришли к районным властям с просьбой о протекции.

Этот "шаг доброй воли" для руководства леспромхоза и в целом "Тернейлеса" оказался вынужденным. Дело в том, что, сменив хозяина, леспромхоз автоматически потерял преимущественные права на свою прежнюю лесосырьевую базу, которая теперь стала "нарезаться" ему на общих основаниях, как и другим пришлым со стороны лесопромышленным предприятиям, работающим на территории района. А лицензионный пакет на рубки леса, как известно, находится в руках местных властей, которые, естественно, используют его прежде всего в интересах района. Вот почему загнавшим себя в угол руководителям леспромхоза и материнской фирмы пришлось пойти "на поклон" к районным властям.

В администрации района с интересом выслушали программу выхода из кризиса старейшего в крае леспромхоза (через 3 года ему исполнится 70 лет). Она сводилась к следующему: передать на баланс района ставшие непосильными для предприятия жилье, "социалку", содержание дорог, связывающих таежные поселки с райцентром, сократить почти наполовину рабочих и служащих предприятия, доведя их число до 220-250 человек, "прирезать" дополнительно лесосырьевую базу, чтобы обеспечить выработку в год до 430-450 кубометров на одного работника. Глава администрации района Константин Войцешевский, на правах хозяина территории председательствующий на этом совещании, выдвинул свои контраргументы. Во-первых, принять в бедственном состоянии жилье и всю социальную сферу леспромхоза район не сможет - не потянет местный бюджет. То же самое и по дорогам: бремя для района непосильное. И во-вторых, администрация просто не может согласиться с такой массовой потерей рабочих мест в таежных селах. В-третьих, лицензии на рубки леса уже распределены, и если "прирезать" дополнительно леспромхозу, то придется кого-то "подрезать". А сделать это очень непросто. К тому же такая "операция" может привести к новому сокращению рабочих мест в таежных поселках, так как часть их жителей работает на других лесозаготовительных предприятиях. И все же, хотя и с великим трудом, сделать это можно - ежегодно выделять дополнительно 50 тысяч кубометров лесофонда. Если...

И внес целый пакет встречных предложений. Главное условие - никаких сокращений рабочих мест. Второе - совместно обратиться с просьбой в краевой комитет дорожного хозяйства о передаче на его баланс всех дорог, естественно, после приведения их в надлежащее состояние. Резон в этом есть: это единственная транспортная связь 5 таежных поселков с краем, и эксплуатируют их, кроме того, до десятка лесозаготовительных предприятий края. Третье - леспромхоз должен при разработке бизнес-плана поквартально расписать, сколько жилья будет отремонтировано и передано местным властям с последующей передачей его населению, чтобы закончить эту операцию в течение 3 лет, - с учетом выполнения этого бизнес-плана будет "прирезаться" и лесосырьевая база. И, наконец, разработать систему договоров с сельскими администрациями таежных поселков для обеспечения жизнедеятельности коммунальных и социальных служб на их территории. Если эти условия принимаются - в добрый путь: будем работать.

К чести руководителей лесопромышленного предприятия они оказались готовыми и к таким довольно жестким условиям, согласившись документально оформить и узаконить эту программу в ноябре-декабре. Так что уже сейчас можно сказать, что у жителей таежных поселков, оказавшихся в последние годы в тяжелейших социально-экономических условиях, появилась надежда.