Сколько людей – столько и мнений

«А какие объекты саммита видны из твоего окна?» – этот вопрос все чаще можно услышать в частных разговорах владивостокцев. Наш город, пожалуй, единственный на планете, где 2012 год ассоциируется не с концом света по календарю майя, а с окончанием строек саммита АТЭС.

25 февр. 2010 Электронная версия газеты "Владивосток" №2685 от 25 февр. 2010

«А какие объекты саммита видны из твоего окна?» – этот вопрос все чаще можно услышать в частных разговорах владивостокцев. Наш город, пожалуй, единственный на планете, где 2012 год ассоциируется не с концом света по календарю майя, а с окончанием строек саммита АТЭС.Неожиданно для себя горожане оказались зрителями гигантского реалити-шоу – назовем его, скажем, «Стройка» (а многие в «Стройке» еще и поучаствовали). По сути, в городе сейчас не осталось ни одного района, где не ведутся связанные с предстоящим саммитом строительные работы. Сейчас весь Владивосток и его окрестности напоминают одну большую строительную площадку: туда-сюда снуют грузовики, вгрызаются в землю экскаваторы, словно муравьи, трудятся рабочие...Разумеется, можно понять и тех горожан, кому «стройки века» доставляют неудобства. Но жить на стройке всегда приятного мало – правда, лишь до тех пор, пока стройка не завершится. Скажите, кто сейчас помнит жестокие пробки, сковывавшие район «Молодежной» в период реконструкции Некрасовского путепровода? Скепсис испарился, как только по новому мосту проехал первый автомобиль. Наверное, что-то подобное произойдет и с теми мостами, которые строятся сейчас.С другой стороны, даже те всесоюзные стройки, которыми у нас было принято гордиться на протяжении десятилетий, и по сей день вызывают много вопросов, главным образом – этических. Стоил ли Беломорканал жизни тысяч заключенных? Стоила ли дешевая электроэнергия волжских ГЭС заморенной рыбы и затопленных деревень? Стоил ли БАМ вложенных в него миллиардов рублей и подорванного здоровья строителей?Даже спустя много лет мы не можем дать однозначного ответа на эти вопросы! Но при этом сыплем категоричными оценками насчет кипящих вокруг атэсовских строек. Почему-то многие забывают, что кроме двух взаимоисключающих мнений – победных реляций и брюзжания по поводу разрушения исторического облика города – может быть еще и третья точка зрения, представляющая нечто среднее между первыми двумя. Ведь любое событие, а тем более такого масштаба, по определению несет в себе и положительные, и отрицательные изменения. А с годами «плюсы» и «минусы» могут меняться местами, равно как меняются и человеческие ценности.Знаете, мне почему-то кажется, что даже сто лет спустя после саммита потомки нынешних жителей Владивостока все еще будут задаваться вопросом: а нужно ли было все это строить? Будем надеяться, что они смогут дать на него однозначный ответ.