Малыш на Рождество

Вот это сюрприз так сюрприз. Ольга смотрела на тоненькую палочку в руке и качала головой. Две полоски. Это надо же! Две полоски! И не год назад, когда от счастья и восторга она бы уже летала по квартире, звонила Ивану и он бы тоже пел от счастья; и не полгода назад, когда что-то еще можно было изменить, а сейчас, именно сейчас…

13 янв. 2010 Электронная версия газеты "Владивосток" №2661 от 13 янв. 2010
Вот это сюрприз так сюрприз. Ольга смотрела на тоненькую палочку в руке и качала головой. Две полоски. Это надо же! Две полоски! И не год назад, когда от счастья и восторга она бы уже летала по квартире, звонила Ивану и он бы тоже пел от счастья; и не полгода назад, когда что-то еще можно было изменить, а сейчас, именно сейчас…– Ну, привет, Две Полоски, – сказала она в пространство. – Что же мне делать-то теперь? Что нам с тобой, Две Полоски, делать?! О том, что нынче Сочельник Ольга вспомнила только утром – да и то благодаря телевизору, который она в последние недели включала, едва проснувшись, и не выключала до позднего вечера: непрерывный фон – музыка, новости, какое-то кино или реклама – все же был лучше тишины, к которой она никак не могла привыкнуть и от которой боялась сойти с ума… Сочельник… В прошлом году в этот день они с Иваном по холодку и снегу утром сходили в маленькую часовенку, что не так давно построили недалеко от их дома. Не то, чтобы они были классическими православными, но все же… И в который раз, глядя на образ Божьей Матери, Ольга молила только об одном. О том, в возможность чего уже почти и не верила. Днем она готовила любимый салат Ивана, а муж колдовал над «рождественской птичкой» – так они, смеясь, называли фирменную семейную запеканку из риса и индюшатины. Вечером пришли друзья, было весело и так хорошо, словно лучше и не бывает… Ольга тряхнула головой и заставила себя вырваться из плена воспоминаний. – Вот видишь, Две Полоски, – снова глядя на белую палочку, громко сказала она, – до чего дошла. Сижу, перебираю в памяти былое. С тестом на беременность разговариваю. По-моему, это диагноз, а ты как думаешь? Положив палочку с двумя полосками на край раковины, она вышла из ванной. С полчаса ходила по квартире, занимаясь какими-то делами, хотя мысли крутились все вокруг той палочки и двух полосок, а потом вдруг решительно стала одеваться. – Знаешь, Две Полоски, я, пожалуй, схожу в ту часовенку. И погода подходящая – морозно, но ветра нет, и повод есть… Шла она медленно, осторожно… В сквере у часовни присела на очищенную от снега скамейку. Почему-то сразу заходить в часовенку не хотелось. Ольга сидела и вспоминала… Иван возник в ее жизни почти пять лет назад. Возник словно по волшебству, как ответ на ее потаенные мечты о том самом принце на белом коне. Он был как раз такой, каким Ольга в юности своего принца и рисовала; иногда, гуляя с Иваном по городу, она даже щипала себя, чтобы убедиться, что не спит – ведь не бывает же так! Просто не бывает!! Решение пожениться было естественным – и через полгода после знакомства они стали семьей. На веселой осенней свадьбе родные и друзья хором желали им «деток побольше», а Ольга и Иван заговорщицки друг другу улыбались – они-то знали, что их малыш уже живет под Олиным сердцем…А потом была зима, и тот скользкий спуск по лестнице, и неловко подвернувшаяся нога… Иван почти сумел поймать ее, но не удержал – и она полетела вниз, а потом… Потом была туманящая рассудок боль, что-то горячее, текущее по ногам, и растерянное лицо мужа в больнице, и горькие слова врачей: «Возможно, у вас не будет больше детей», и растущая паника: как же так, как же так?! «Будут!» – сказал Иван. К каким только специалистам он ее не таскал, куда они только не ездили и что только не перепробовали за три с лишним года. И ничего не получалось. В какой-то момент Ольга почувствовала: возможность иметь детей для Ивана стала важнее, чем возможность быть рядом с ней – и запаниковала еще сильнее. Ей казалось, что все летит в тартарары, и она сама – тоже. У нее появились необъяснимые страхи, чувство тревоги, грядущей беды не оставляло ни на минуту… Чуть больше года назад Ольга собрала все силы в кулак и сказала: хватит. «Ванюша, мы перепробовали все. Нам нужно остановиться. Если мы не прекратим, я сойду с ума – я это чувствую. Давай сделаем передышку, я тебя очень прошу». Иван согласился. И все вроде было хорошо, а тревога не проходила. В доме собирались друзья, на работе все было в порядке, был уют и радость, но чего-то не хватало. Ольга никак не могла понять, что происходит, а когда сообразила – было слишком поздно. – Понимаешь, Две Полоски, – Ольга и не заметила, что говорит вслух, – мне даже в голову не могло прийти такого. Что может появиться другая. Та, которая не падала с лестницы. И которая может родить… Ты знаешь, Две Полоски, когда он впервые сказал: у меня есть женщина, я не поверила. Я думала – не может быть, мы ведь одно целое, у двух половинок третьей не бывает… Оказалось, бывает. Он, правда, оказался на самом деле принцем. Ушел, как в кино и книжках, – с одним чемоданом. Три месяца назад ушел. Ольга помнила, как Иван собирал свой чемодан. Помнила его слова – он говорил много, виновато, торопливо. О том, что развод возьмет на себя, что будет о ней заботиться… Она не воспринимала сути слов, в голове билось одно: так не бывает… Когда она тихо заплакала, Иван подошел, стал утешать, обнял, поцеловал мокрые глаза… – Мне и в голову не могло прийти, Две Полоски, что мой бывший муж, уходя, подарит мне тебя, – прошептала Ольга. – Я бы и тест ни за что не сделала, если бы подруги не настояли. Я-то, Две Полоски, решила, что все мои проблемы со здоровьем, что уже три месяца длятся, – это нервное… А это, оказывается, ты. Ребенок… Это слово, произнесенное вслух, словно ударило Ольгу током. Она поднялась со скамейки и вдруг счастливо рассмеялась, звонко, радостно. Ей вдруг все стало ясно, вопросы исчезли сами собой. Она вошла в часовню, поставила свечу Божьей Матери… Домой Ольга шла спокойно, неспешно. Редкие прохожие оглядывались на красивую молодую женщину, которая будто светилась изнутри, но Ольга взглядов не замечала. Дома, сбросив одежду, подошла к зеркалу и посмотрела на животик – еще не округлившийся, но скоро, скоро… – Привет, малыш, – сказала она, накрыв живот рукой. – С Рождеством тебя! Я твоя мама. Еще у тебя есть бабушка, дедушка, есть дядя и много-много потенциальных крестных мам. А вот будет ли у тебя папа, я не знаю. Пока. Мне почему-то кажется, что будет. А ты как думаешь, Две Полоски, самые мои любимые Две Полоски в мире? А?