Не пактом единым

Вы не заметили, уважаемый читатель, одной странной особенности? В последние годы в определённых слоях общества, по большей части, западного, резко возрос интерес к двум датам – 23 августа и 1 сентября 1939 года. Устраиваются всякие там симпозиумы, конфере

27 авг. 2009 Электронная версия газеты "Владивосток" №2587 от 27 авг. 2009

Вы не заметили, уважаемый читатель, одной странной особенности? В последние годы в определённых слоях общества, по большей части, западного, резко возрос интерес к двум датам – 23 августа и 1 сентября 1939 года. Устраиваются всякие там симпозиумы, конференции, манифестации. В ряде европейских стран – на государственном уровне.

Особенно нынче – к 70-летнему, так сказать, юбилею.
Сколько не напрягаю память, не могу вспомнить – а как было прежде. К 50-летию, например, или к 25-летию? А сегодня, поди ты, вселенский размах. В той же Польше к участию в памятных мероприятиях даже премьера России звали…

Даты, понятно, значимые, эпохальные. 23 августа 1939 года Советский Союз и Германия подписали договор о ненападении, более известный в истории, как пакт Молотова – Риббентропа. Спустя девять дней – 1 сентября Гитлер напал на Польшу, положив тем самым начало Второй мировой войне.

Между тем год назад тоже было 70-летие – другого соглашения, Мюнхенского. В результате которого Гитлер с молчаливого согласия западных демократий получил карт-бланш на расчленение Чехословакии и тем самым, как сегодня уже никем не оспаривается, развернул подготовку к войне. Но что-то не было слышно о юбилейных акциях – ни в Англии, ни в Италии, ни во Франции, скрепивших своим благословением сговор…

Или ещё одна дата, которую общественность тоже не «заметила» – 70-летие Антикоминтерновского пакта, заключённого в 1936 году между Германией и Японией и разроставшегося в дальнейшем едва ли не каждый месяц.

А всё очень просто – и «Антикоминтерн», и Мюнхен, и ряд других «юбилейных» событий, предшествовавших августу и сентябрю 39-го, не вписываются в их современную трактовку, что более всего продемонстрировало недавнее решение Парламентской Ассамблеи Европы, поставившее на одну доску Советский Союз и Гитлера («Покушаются на святое» – «В», 23 июля с. г.).

Оказавшемуся в мировом «антикоминтерновском» кольце Советскому Союзу ничего не оставалось, как пойти на роковой альянс…

Немногие сегодня знают, что одним из серьёзных побудительных мотивов, подвигших Сталина на движение летом 1939 года в сторону Гитлера, стало вхождение в начале 39-го в Антикоминтерновский пакт «нарисовавшегося» дальневосточного соседа – прояпонского марионеточного государства Маньчжоу-Го. Внезапно часть СССР, то есть, Приморье, оказалось почти окружённым. Любое промедление в той ситуации грозило непредсказуемыми последствиями…

С высоты лет нам пеняют договор с Гитлером. С кем – мировым злодеем! Тем более, что ситуация усугубилась заключённым несколько позже договором о дружбе и границе, а это уже, не будем закрывать глаза, ни с каких сторон не могло быть оправдано.
Что было, то было…

Но нам ставится в безусловную вину, другие же, по сути, давшие агрессору зелёную улицу, как будто и ни при делах…