Смерть притаилась за иглой

Сегодня разговор о наркотиках актуален как никогда. В России идёт настоящая незримая война, где по одну сторону баррикад наркобизнес, а по другую – все мы. О самых важных аспектах этого противостояния наш разговор с начальником Управления наркоконтроля (Ф

14 май 2009 Электронная версия газеты "Владивосток" №2528 от 14 май 2009
3efaf1fd09d5a28bc4fc91d81a75c13e.jpg


Сегодня разговор о наркотиках актуален как никогда. В России идёт настоящая незримая война, где по одну сторону баррикад наркобизнес, а по другую – все мы. О самых важных аспектах этого противостояния наш разговор с начальником Управления наркоконтроля (ФСКН) России по Приморскому краю генерал-лейтенантом полиции Александром РОЛИКОМ.

– Александр Иванович, как экономический кризис сказался на вашей работе? Изменилась ли наркопреступность?

– Изменений в характере наркопреступности пока не наблюдается. Ведь наркотики – это такой товар, который будут покупать при любом финансовом раскладе, поскольку на определённом этапе наркозависимый человек уже не может существовать без них. Что касается организации нашей работы, то наркополиции, как многим другим государственным учреждениям, приходится оптимизировать свои расходы, стараемся достигать максимальных результатов минимальными средствами.

– Позади четыре месяца 2009 года. Каковы результаты работы?

– В первом квартале этого года нашими сотрудниками из незаконного оборота изъят 521 килограмм наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ. Пресечена деятельность 24 преступных группировок. В частности, была ликвидирована крупная сеть сбыта героина в Уссурийске, на скамье подсудимых находятся девять её участников, включая организатора. В марте-апреле наши сотрудники провели серию масштабных оперативно-разыскных мероприятий, в ходе которых были задержаны несколько десятков наркодилеров, изъяты особо крупные партии наркотиков, в том числе 1,5 кг кокаина, 1,3 кг амфетамина и свыше 4 тысяч таблеток экстези. Ранее эти наркотики в Приморском крае в таких объёмах никогда не изымались.

– В конце марта вы проводили очередное заседание антинаркотической комиссии Приморского края, на котором были озвучены данные по наркозаболеваемости приморцев. Цифры получились неоднозначные: с одной стороны, число наркобольных снизилось за 2008 год ещё на 1,5 процента и сегодня составляет 9260 человек, а с другой стороны, по числу наркозависимых на 100 тысяч населения Приморье по-прежнему превышает среднероссийский уровень в 1,8 раза. Как бы вы прокомментировали эти цифры?

– Ещё в 2003 году мы имели на учёте 11,5 тысячи наркобольных. За шесть лет нашей деятельности было достигнуто 20-процентное снижение наркозависимости. Это, я считаю, стало главным результатом работы всех ведомств и организаций в рамках антинаркотической вертикали, которую мы в Приморье отстраиваем.

В последнее время темпы снижения числа наркозависимых, к сожалению, замедлились. И этому есть объективные причины. Сказывается возросшая агрессия со стороны афганских производителей героина, поставки которого значительно выросли за последние два года, а также действие природного фактора – засорённость края дикорастущей коноплёй. Это проблема застарелая, и хотя операция «Мак» по уничтожению конопляных полей проводится каждый год, тем не менее пока можно говорить лишь о сокращении площадей, занятых дикорастущей коноплёй в Приморье, но не о полном уничтожении этого растения.

В марте я был в Москве, где участвовал в коллегии руководителей территориальных органов наркоконтроля. Озвученные там данные утешительными не назовёшь: в большинстве субъектов Российской Федерации уровень наркозаболеваемости в 2008 году вырос, пусть и незначительно.

– И эта ситуация вновь возвращает нас к вопросам профилактики наркомании: все партии афганского героина не перехватишь, все кусты конопли не уничтожишь, а вот убедить хотя бы часть молодых людей, что наркотики им не нужны, наверное, всё-таки реально, ведь именно спрос рождает предложение. Что у нас с профилактикой наркомании в крае? Просчитывает ли кто-нибудь эффективность многочисленных мероприятий, которые проводятся в этом направлении?

– Профилактика наркомании сегодня ведётся в крае общими усилиями нескольких десятков общественных и религиозных организаций, правоохранительных органов, органов власти всех уровней, образовательных учреждений.

Если говорить о результативности профилактической работы, то сотрудники Центра ДВГУ по профилактике наркомании и деструктивных воздействий, с которыми мы тесно сотрудничаем уже много лет, сейчас разрабатывают критерии эффективности, по которым можно будет оценить действенность той или иной профилактической программы. Я очень настороженно отношусь к заявлениям вроде: «Вот мы за год провели столько-то профилактических мероприятий». Эта цифра сама по себе ничего не значит, можно купить сто воздушных шариков, написать на них: «Мы против наркотиков!» - и запустить их в воздух. И это тоже можно назвать профилактическим мероприятием, хотя по существу это будут выброшенные на ветер деньги. Мы методом проб и ошибок пришли к тому, что наиболее эффективной сегодня является работа в небольших группах, прежде всего с подростками 14-16 лет, в форме диалога, который подразумевает обратную связь, а не просто вещание прописных истин с трибуны.

– В школах и вузах вы с ноября по апрель проводили операцию «Территория безопасности». Насколько я понимаю, это тоже профилактика наркомании?

– Безусловно. Цель этой операции – создание антинаркотического пояса безопасности вокруг образовательных учреждений края. Для этого территория учебного заведения обследуется кинологом со служебной собакой на предмет наличия наркотиков, а параллельно наши сотрудники проводят профилактические занятия с учащимися. Такие операции проводятся нашим управлением совместно с другими правоохранительными органами края с 2005 года (прежде операция называлась «Барьер»), и если раньше факты употребления и сбыта наркотиков на территории учебных заведений фиксировались в 70 процентах случаев, то сегодня они единичны. Тем не менее говорить о полном искоренении наркотиков в школах пока не приходится. Например, в апреле нашими сотрудниками была задержана уборщица средней школы в посёлке Камень-Рыболов, сбывавшая наркотики прямо в здании школы. Всего же в ходе операции нами было проверено свыше 300 учебных заведений.

– Александр Иванович, и профилактика наркомании, и пресечение организованной наркопреступности – это всё нужно и правильно, но при этом мы с вами понимаем, что, к примеру, директору ночного клуба, в котором молодёжь употребляет экстези, никакая ответственность сегодня не грозит. Он в любом случае скажет, что ничего не знал. Как преодолеть эту ситуацию?

– Вы затронули достаточно острый вопрос. Тут, кстати говоря, возможны варианты: директор мог и в самом деле ничего не знать, мог знать, но не принимать никаких мер, а мог знать и быть «в доле». Я считаю, что во всех трёх случаях он должен нести ответственность.

– Думаю, приморцы с вами согласятся, но есть ли соответствующие законодательные рычаги?

– Сегодня таких рычагов практически нет, кроме уголовной ответственности за распространение наркотиков и их хранение в крупном и особо крупном размере. Поэтому ФСКН России выступила с законодательной инициативой принять ряд поправок к закону «О наркотических средствах и психотропных веществах» и Кодексу об административных правонарушениях РФ. Суть их в следующем: правительством устанавливается перечень тех мер, которые юридическое лицо (ночной клуб, бар и т.д.) обязано принять, чтобы не допустить любых незаконных действий с наркотиками на его территории. В числе мер предлагаются такие, как назначение ответственных за проведение массовых мероприятий, недопущение на дискотеку лиц в состоянии наркотического опьянения, наличие стенда с информацией о правилах поведения на мероприятии и т. п. Некоторые ночные клубы и так соблюдают эти требования, но, к сожалению, далеко не все. Поэтому в случае непринятия подобных мер владельцами мест массового проведения досуга сотрудники наркоконтроля будут вправе выносить им предписание об устранении нарушений, и если оно не будет исполнено, будут налагаться штрафы или же деятельность их клубов или баров будет приостановлена.

– С владельцами ночных клубов понятно, но как быть с организаторами наркобизнеса, которые сбывают «товар» килограммами, а Уголовный кодекс устанавливает для них то же наказание, что и для розничных наркодилеров?

– Действительно, здесь также просматривается законодательное несовершенство: сейчас и 10 граммов, и 10 килограммов героина квалифицируются как особо крупный размер, и Уголовный кодекс предусматривает за их сбыт одинаковое наказание. Директор ФСКН России Виктор ИВАНОВ уже неоднократно говорил, что закон должен с максимальной строгостью, вплоть до пожизненного заключения, карать именно оптовых наркоторговцев, тех, кто сбывает свыше килограмма героина, и одновременно уменьшать карательные меры к больным наркоманией, которые вынуждены работать на оптовика практически за бесплатно, только чтобы получать дозу. Должны появиться специальные суды для наркозависимых, чтобы больные наркоманией могли выбирать между тюремным заключением и лечением. Реализация всех этих инициатив благотворно повлияет на наркоситуацию в стране и в Приморье, необходимо лишь их законодательное одобрение.