Академик Валентин Сергиенко: Дальнему Востоку нужны новые институты!

В преддверии Дня российской науки, который отмечается 8 февраля, на вопросы «В» отвечает академик Валентин Сергиенко – председатель Дальневосточного отделения Российской академии наук (ДВО РАН).

6 февр. 2009 Электронная версия газеты "Владивосток" №2477 от 6 февр. 2009
1f8dd815ac4d9acf08b5da54e7088cff.jpg


В преддверии Дня российской науки, который отмечается 8 февраля, на вопросы «В» отвечает академик Валентин Сергиенко – председатель Дальневосточного отделения Российской академии наук (ДВО РАН).

«Радует количественный и качественный рост»

– Валентин Иванович, в завершившемся году Дальневосточное отделение РАН не раз становилось источником информационных поводов. Вашими гостями были глава Минобрнауки РФ Андрей Фурсенко, нобелевский лауреат академик Жорес Алфёров. Чем вам запомнится этот год?

– 2008 год был достойным продолжением 2007-го. Радует количественный и качественный рост научной продукции наших учёных. Общий объём научных публикаций увеличился на 12-15 процентов, а вот число публикаций в высокорейтинговых зарубежных журналах стало больше примерно на 20 процентов, в ведущих российских журналах – на 15-20. Число же публикаций в малоизвестных изданиях и в местных сборниках трудов закономерно снижается. Стремительно растёт активность наших сотрудников на международной арене. Они – участники многих симпозиумов, конференций, где выступают не только со стендовыми докладами, но и с пленарными и заказными докладами, руководят работой секций, заседаний «Круглых столов». Причём такой чести удостаиваются не только именитые учёные, но и молодёжь…

– Значит, молодёжь в науке всё-таки есть?

– Это наша больная тема. Молодёжь есть, и её в отдельных институтах уже достаточно много, полноценным становится набор в аспирантуру, ежегодно ряды учёных пополняются молодыми кандидатами, докторами наук и даже членами академии, но существует разрыв поколений – я имею в виду явно «обеднённый» слой сорокалетних. Это иногда приводит к трагическим последствиям. Сегодня нужны нестандартные решения по вопросам социальной защиты учёных, прежде всего это жильё. То, что у нас во Владивостоке за последние лет семь не появилось ни одной новой квартиры, добром не кончится. Несмотря на повышение средней зарплаты до тысячи долларов, молодой научный сотрудник не в состоянии решить самостоятельно жилищную проблему. Нужна поддержка как федеральной, так и местной власти. В противном случае из региона постоянно так и будут «утекать» талантливые, энергичные и образованные молодые люди.

– В самом конце 2008 года пришла неожиданная новость: вас избрали в совет директоров ОАО «РАО ЭС Востока». С чем это связано?

– Для меня это тоже было неожиданно. Льщу себе надеждой, что это как-то связано с весомостью научных и научно-технических результатов в области ресурсосбережения, промышленной экологии, полученных в последние годы. Возможно, это связано с активной работой созданного по инициативе ДВО РАН и при поддержке администрации президента РФ центра стратегических исследований топливно-энергетического комплекса Дальнего Востока и высоким качеством проведённых обоснований и изысканий по проектам ВСТО, сахалинским нефтегазовым проектам. Во всяком случае, я считаю, что для меня это большая честь и возможность донести мнение учёных до представителей власти и бизнеса по вопросам развития энергетики такого большого и сложного региона, каким является Дальний Восток.

«Федеральный университет должен удержать молодёжь»

– Сегодня много говорится о подготовке к саммиту АТЭС-2012, объекты которого станут основой Дальневосточного федерального университета (ДВФУ) на острове Русском. Меньше слышно о том, что на Русском должен появиться Тихоокеанский научно-образовательный центр в составе не только ДВФУ, но и новых научно-исследовательских институтов ДВО РАН…

– Думаю, что федеральный университет, безусловно, нужен. Его создание должно способствовать удерживанию здесь молодёжи. Сегодня среди основных проблем демографии – то, что из региона, несмотря ни на что, идёт отток населения и выезжает именно молодое поколение. Причина – желание получить хорошее современное образование и перспективы профессионального роста, а также, что скрывать, – карьера. То, что идея создания федерального университета так быстро пробила себе дорогу – свидетельство того, что между ДВГУ и академией наук существуют давнишние и очень продуктивные связи, есть полное понимание взаимовыгодности глубоких интеграционных связей науки и университетского образования. Есть абсолютная убеждённость, что обеспечить высокий уровень образовательных услуг можно только путём создания научно-образовательных комплексов современного типа, вовлечения в учебный процесс активно работающих учёных мирового уровня. Примеры тесного сотрудничества учёных ДВО РАН и ДВГУ хорошо известны, и, убеждён, именно этот опыт придаёт уверенность, что задуманный федеральный университет на востоке России может и должен состояться. Для участников процесса важно не нарушить пока ещё хрупкий баланс интересов образования и науки, удержаться от желания подчинить одну сторону другой. В противном случае может оказаться, что хотели как лучше, «а получилось – как всегда». Формирование на Дальнем Востоке образовательного учреждения мирового уровня, безусловно, создаст благоприятные условия для совершенствования и развития научного комплекса в регионе. Нам нужны здесь новые институты для проведения фундаментальных и прикладных исследований по направлениям, которые определены как приоритетные для социально-экономического развития восточной окраины России, актуальные для России в АТР по геополитическим соображениям. Нам нужен Институт международных отношений, который вооружал бы власть и бизнес аналитической информацией, нужен Институт нефти и газа, геофизики, экологии прилегающих морей, Институт математики и информационных технологий, Институт наноматериалов и нанотехнологий и т. д. Мы предложили создавать их в рамках научно-образовательного комплекса на острове Русском. Зарезервирована соответствующая площадка. Проектироваться институты будут во вторую очередь – после завершения саммита.

– Ещё один громкий проект: океанариум, который сначала хотели строить в бухте Патрокл, а сейчас перенесли на Русский. В сентябре во Владивостоке премьер-министр Владимир Путин сообщил, что его строительство готова финансировать «Транснефть». Дело сдвигается с мёртвой точки?

– Сдвигается. Надеюсь, весной будут начаты конкретные дела уже непосредственно на выбранной площадке. Финансирование строительства океанариума будет осуществляться международным благотворительным фондом «Константиновский». Сейчас идут детальное проектирование, выбор подрядчика и согласование деталей.

«Подводная робототехника – один из наших коньков»

– В 2007 году учёные Института проблем морских технологий (ИПМТ) ДВО РАН испытали в Арктике автономный подводный аппарат «Клавесин-1Р». Как складывается его судьба, выведен ли он на мировой рынок?

– В прошлом году государственные испытания этого аппарата были завершены. Он покорил предельную глубину, опустившись в Курило-Камчатском жёлобе на 6080 метров. Проводились и ресурсные испытания: аппарат непрерывно работал под водой в течение более четырёх суток, пройдя около 350 километров. Испытания успешно пройдены, аппарат продемонстрировал устойчивую работу всех узлов и блоков. Все параметры и технические характеристики, заложенные в проект, достигнуты. Государственная комиссия высоко оценила результаты работы наших учёных. Зарубежные заказы, конечно, возможны, но это, как говорят, уже другая история. Мы свою работу завершаем, формулируем новые направления поиска, а значит, планируем разработку ещё более совершенных технических средств изучения и освоения Мирового океана. А серийным производством созданных аппаратов будут заниматься промышленные предприятия. Вот это и есть пример инновационного подхода в экономике.

«Клавесин-1Р» по своим характеристикам превосходит всё, что мы делали до этого, а самое главное – при его реализации была подтверждена правильность заложенных при его создании идей. Аппарат действительно представляет собой последнее слово науки и техники.

– На Чайке, возле Института биологии моря, даже началось строительство специального центра по проектированию, сертификации и испытаниям подводной робототехники…

– К сожалению, этот центр пока не действует. Он создаётся по решению Морской коллегии, стройку мы начали год назад и за год довели до 80-процентной готовности. По имеющейся информации, это будет первый в мире специализированный центр по проектированию, испытаниям и сертификации подводных робототехнических систем. Мощность центра – до десяти различных аппаратов в год. Плюс учебный центр и центр по отработке методических приёмов и технологий использования аппаратов для исследования и мониторинга океана. Есть проблемы с корректировкой проекта – мелочь, но всесильность чиновного люда приходится испытывать постоянно. Однако к такому отношению мы уже привыкли. Движемся вперёд, как говорится, не благодаря поддержке, а вопреки всему.

А заказы на разработку и изготовление специализированных автономных необитаемых подводных аппаратов сегодня есть. С одной стороны, это хорошие деньги, а с другой – прекрасная возможность реализовать интересные научные и технические задумки. Подводная робототехника – один из коньков ДВО РАН, здесь у нас просто нет конкурентов в стране, и мы более чем конкурентоспособны на мировом рынке высокотехнологичных услуг.

– В планах ДВО РАН было и создание в Хасанском районе базы для испытания этих роботов в «боевых условиях».

– Речь идёт о создании центра по подготовке специалистов для эксплуатации этой техники и о специальном подводном полигоне для тестирования отдельных систем аппаратов (навигация, техническое зрение и т. п.). Сегодня все работы с подводными роботами ведут наши научные сотрудники. Это вообще-то не дело, это тормозит развитие института и реализацию новых проектов. Специалистов нужного профиля никто не готовит. Поэтому сейчас в ИПМТ уже прибыли первые 15 курсантов. Обучение должно состоять из двух частей – базовая подготовка в институте и потом уже морской полигон. Мы попросили место: в районе Зарубино есть бухта Идол, она примыкает к нашей станции, там разумно всё это сделать. Сейчас надо строить. Гостиница, производственные корпуса, монтажный цех – всё это стоит около миллиарда рублей. Есть государственная программа по развитию технических средств изучения глубоководных морей и океанов. Программой, в частности, впервые предусмотрено строительство для академии наук судов – носителей этих аппаратов. Мировой рынок услуг подводной робототехники сегодня измеряется десятками миллиардов долларов – это инспекция инженерных сооружений, выбор площадок под установку буровых платформ и т. п. Поэтому вопрос о подготовке специалистов и об отработке методик и технологий применения подводных автономных аппаратов в различных сферах стал по-настоящему актуальным. Именно для решения этих задач были созданы специализированные кафедры и лаборатории в ДВГУ и ДВГТУ (Владивосток), ТОГУ (Хабаровск), Институте механики МГУ (Москва).

«Лишь бы деньги были»

– Дежурный вопрос, Валентин Иванович: как отразился на ДВО РАН финансовый кризис?

– Пока очень мягко. Произошло секвестрирование на 15 проц. социально не защищённых статей нашего бюджета. Фонд оплаты труда остался неизменным (если не считать, что из-за инфляции он в значительной мере обесценен), пострадали материальные статьи – командировки, материалы, оборудование, транспорт, связь и т. д. Пока это не очень болезненно. Но, боюсь, это не последнее урезание.

– С 2009 года РАН должна была перейти на новую схему финансирования – субсидии вместо прямого выделения денег из бюджета…

– Введение новой схемы отложено по крайней мере на год. В чём её суть: РАН не является государственной структурой, и её статус не прописан ни в Гражданском, ни в Бюджетном кодексах. Поэтому мы должны финансироваться бюджетом государства не напрямую, а только через субсидии, когда выдаются деньги для реализации каких-то государственных задач. Я не финансист и не понимаю, чем новая схема лучше (думаю, мало кто понимает). Однако пока новшество отложили. В принципе, не так уж важно, какой будет схема финансирования науки, лишь бы деньги были.