Забавная штука с плохим концом

С 9 по 11 декабря во Владивостоке пройдёт ставший уже традиционным фестиваль «Французское кино сегодня». Откроется фестиваль романтической драмой известного французского режиссёра и сценариста Седрика Клапиша – «Париж»...

28 нояб. 2008 Электронная версия газеты "Владивосток" №2446 от 28 нояб. 2008
022eb97d735e4249ec07a3324045976b.jpg

С 9 по 11 декабря во Владивостоке пройдёт ставший уже традиционным фестиваль «Французское кино сегодня». На суд зрителей будут представлены ленты «Сегодня ночью я сплю с тобой» (режиссёр Оливье Бару), «Реальная любовь-2» (режиссёр Стефан Казанджиан. Этот фильм не является дословным продолжением знаменитой комедии «Реальная любовь»), «Семейная тайна» (режиссёр Клод Миллер), «Тайна Антуана Ватто» (режиссёр Лоран де Бартийя) и детский фильм «Приключения бобрёнка».

Откроется фестиваль романтической драмой известного французского режиссёра и сценариста Седрика Клапиша – «Париж». Сюжет фильма сентиментален и трогателен: Пьер, в прошлом профессиональный танцовщик, страдает от серьёзного заболевания сердца. В ожидании трансплантации, которая спасёт (или не спасёт) его жизнь, он коротает время, сидя на балконе и наблюдая за проходящими людьми.

Седрик Клапиш снимает смешные, сентиментальные и очень искренние фильмы. Его увлекательные сценарии, симпатичные герои, запоминающиеся реплики быстро завоевали сердца зрителей во всём мире. Режиссёр прилетел в Москву (где фестиваль стартовал, чтобы потом пройти по разным городам России) и представил свою картину. А также любезно согласился ответить на несколько вопросов – эксклюзивно для «В».


~~Справка «В»
Седрик Клапиш родился в 1961 году. Окончил лицей Родена по специальности «Философия». Изучал теорию и историю кино в Сорбонне. Затем поступил в Нью-Йоркскую киношколу. Вместе с ним учились будущие звёзды Джим Джармуш и Спайк Ли. В 1989 году во Франции он находит средства на короткометражку «То, что меня убивает», которая собрала целую охапку призов на всевозможных фестивалях. В 1992 году снял первый полный метр - «Пустяки». Постепенно Клапиш завоёвывает признание и профессионалов, и публики – фильм «Семейное сходство» получил целых три «Сезара». После этого в его фильмах снимаются такие звёзды, как Жан-Поль Бельмондо, Ромен Дюрис, Жеральдин Пела, Эмманюэль Девос…

Он - один из самых видных современных режиссёров страны.~~

- Для владивостокских зрителей знакомство с вашим творчеством начнётся с фильма «Париж». А какой фильм предложили бы вы сами для первого знакомства?

- Я бы предложил для начала посмотреть мой фильм, в котором я впервые снял Романа Дюриса – «Молодёжная угроза». Он рассказывает о студенческой среде 70-х годов. А также фильм «Испанская таверна» (в русском прокате – «Испанка») - о неприятностях молодого французского студента, приехавшего в Испанию усовершенствовать свой испанский, потому что с этим фильмом я нашёл свою манеру рассказа. Но эти фильмы выбрал бы я, а публика, возможно, другие…

- Вы начинали с работы в Голливуде. Что стоило бы перенять из опыта голливудского кино французскому (или русскому) кинематографу? А что кажется вам самым неприемлемым в голливудском кино?

- Я всё-таки учился не в Голливуде, а в Нью-Йоркской киношколе. А это несколько другая вещь, не то что Лос-Анджелес… Но мне кажется, у американцев следовало бы научиться философии just do it - «взял и сделал». Американский подход гораздо менее теоретический, чем французский. И это мне нравится…

Но в то же время американское кино имеет промышленный характер – большое производство, поставленное на поток. А ведь кино – это штучное производство, мастерство. И каждая картина должна быть индивидуальной, и каждая картина не должна быть похожа на другую. Фильмы - это не какие-то разработки промышленных техник и методик, которые приносят успех. Вот это надо учесть!

- Вы снимаете искренние и сентиментальные – в лучшем смысле этого слова - фильмы. Вы сам сентиментальная натура? Что способно вас растрогать до слёз, а что - рассмешить?

- Да, есть вещи, которые могут меня растрогать и до слёз, и до смеха. Моя сентиментальность, может быть, иногда проявляется и слишком, но это позволяет мне впитывать жизненные впечатления, потом передавать их, строить материю моих фильмов. Режиссёр, он как губка, впитывает из жизни какие-то вещи, которые его поражают, и потом этой же губкой он оставляет отпечаток на другой поверхности - на сердце зрителя.

- Одиночество – это проблема всех мегаполисов?

- Да. Люди, которых встречаешь на улице или в метро, – это толпа одиночек. И начинаешь думать: кто такие жители города? Это люди, отцы и деды которых жили в деревне в какой-то общине… А потом они распались на атомы, развалились сообщества, люди перебрались жить в город, чтобы быть друг к другу ближе территориально… Но они не сблизились, не слились снова. Когда читаешь Чехова, то видишь, что его герои тоже одиноки… Значит, одиночество придумали не вчера.

- А есть ли какие-то любимые российские режиссёры? И какое влияние оказали они на ваше творчество?

- Первое имя, которое мне приходит на ум, – это Эйзенштейн. Очень важная для меня фигура. Я учился у него выстраиванию общей концепции фильма на пространстве одного кадра. Кино собирается, как мозаика, из разных деталей и кадров. И в каждом кадре есть метафора всей картины, и в каждом кадре можно увидеть в уменьшенном масштабе все идеи, все визуальные образы фильма.

Второй человек, который очень важен для меня, – это Михаил Калатозов с его внутренним пространством фильма.

Третий человек - это Михалков с его совершенно новой манерой работы с актёрами, с его умением выстраивать внутреннее эмоциональное поле творческого коллектива…

- Как бы вы охарактеризовали себя: мсье Клапиш - реалист, оптимист или пессимист?

- Думаю, что я весёлый пессимист. Жизнь – это штука забавная, но с плохим концом…

* * *

Автор выражает благодарность сети кинотеатров «Иллюзион» и лично Юлии Медведевой за помощь в организации интервью.