Ворованный воздух

Десять лет назад, 1 октября 1998 года, во Владивостоке был открыт первый в России памятник великому русскому поэту Осипу Мандельштаму. Его автор - приморский скульптор Валерий Ненаживин. Памятник был установлен по инициативе писателя, большого друга нашег

26 сент. 2008 Электронная версия газеты "Владивосток" №2411 от 26 сент. 2008
9357288a91832b73ab6317d562a55473.jpg


Десять лет назад, 1 октября 1998 года, во Владивостоке был открыт первый в России памятник великому русскому поэту Осипу Мандельштаму. Его автор - приморский скульптор Валерий Ненаживин. Памятник был установлен по инициативе писателя, большого друга нашего города Андрея Битова и тихоокеанского альманаха «Рубеж».

«У меня нет рукописей, нет записных книжек, нет архива. У меня нет почерка, потому что я никогда не пишу. Я один в России работаю с голоса, а кругом густопсовая сволочь пишет. Какой я, к чёрту, писатель! Пошли вон, дураки!» (Осип Мандельштам, «Четвёртая проза»).

… В сентябре 1938 года эшелон уносил Мандельштама на восток. Сохранился полный зековский список того вагона, в котором поэта везли в ГУЛАГ. Повар, литератор, политработник, домохозяйка... Фамилия, имя, год рождения, социальный статус...

«Мандельштамовский эшелон». Так сегодня именуют этот список, который был обнаружен в одном из архивов московским историком Николаем Поболем.

Владивосток. Вторая Речка, пересыльный лагерь. Конечная остановка.

Последнее письмо Надежды Яковлевны Мандельштам, датированное декабрём 38-го, вернулось «за смертью адресата».

70 лет назад Владивосток стал конечным пунктом земного пути поэта. Могила поэта до сих пор не найдена, хотя время и место его ухода доподлинно известны.

Как рассказывает Валерий Ненаживин, однажды друзья подарили ему «Избранное» Мандельштама из серии «Библиотека поэта» 1971 года издания (редкая книга по тем временам, между прочим). Синенький томик с предисловием Дымшица, искромсанный цензурой. Первая «разрешённая» книга поэта, вышедшая после его смерти. Под впечатлением от прочитанного скульптор начал делать карандашные наброски. Так родилась скульптура, которую в сентябре 1997 года увидел Андрей Битов, впервые приехавший в наш город по моему приглашению. Работа Ненаживина Битову сразу понравилась, и мы с Андреем тогда твёрдо решили: Мандельштам должен стоять во Владивостоке. Во что бы то ни стало! Потому что это необходимо всем нам. Как акт покаяния, да и просто как памятник Поэту, коих в нашем Отечестве по-прежнему во сто крат меньше, чем памятников вождям.

С той поры с непонятным для многих постоянством Битов приезжает во Владивосток. К Осипу Эмильевичу...

Совсем недавно бронзовый Мандельштам появился в Воронеже («Воронеж – блажь, Воронеж – ворон, нож...»). На очереди - Москва.

«Все произведения мировой литературы я делю на разрешённые и написанные без разрешения. Первые - это мразь, вторые - ворованный воздух» («Четвёртая проза»).

Сегодня вниманию читателей «В» предлагается в сокращённом виде статья известных мандельштамоведов Павла Нерлера и Николая Поболя. Полностью она вместе со списком «Мандельштамовского эшелона» публикуется в восьмом номере альманаха «Рубеж», который вскоре выходит из печати.