Как Симонов купил виллу Бунина

ПОТОМОК русских эмигрантов, французский подданный Гавриил Симонов, доктор физики, автор оригинальной теории долгожительства, удостоенный за свои научные труды в области ядерной физики и геронтологии ордена Почётного легиона, приобрёл на Лазурном берегу ви

4 июль 2008 Электронная версия газеты "Владивосток" №2364 от 4 июль 2008
129ab75c4b16e578ab7e37d5823c74a7.jpg

ПОТОМОК русских эмигрантов, французский подданный Гавриил Симонов, доктор физики, автор оригинальной теории долгожительства, удостоенный за свои научные труды в области ядерной физики и геронтологии ордена Почётного легиона, приобрёл на Лазурном берегу виллу «Бельведер», где в течение многих лет жил известный русский писатель Иван Бунин. Уже через два года он собирается открыть здесь музей классика.

- Иван Бунин - это целая эпоха в моей жизни, - говорит Гавриил Николаевич Симонов. - Для меня иногда даже не важно, что он пишет, важно, как он пишет. Его язык, стиль – душа России. Поэтому, когда мы с женой почти 15 лет назад приехали отдыхать на Лазурное побережье, мне захотелось посетить небольшой, уютный и необычайно зелёный южный городок Грас, где в середине 20-х годов прошлого века на вилле «Бельведер» поселилась семья Бунина. Писатель очень любил эти места, здесь он прожил большую часть своей жизни (с 1925 по 1945 г.) и создал самые лучшие свои произведения, среди них «Тёмные аллеи», «Жизнь Арсеньева». Здесь, в Грасе, в 1927 году Бунин познакомился с русской поэтессой Галиной Кузнецовой. Здесь же, на «Бельведере», в 1933 году писатель узнал о присуждении ему Нобелевской премии по литературе.

Каково же было моё изумление, когда на просьбу показать нам виллу Бунина работник туристического агентства города Граса спросил: «А кто такой - Бунин?».

Виллу мы нашли сами, но, возвратившись домой, в Бордо, я написал довольно энергичное письмо мэру Граса. И неожиданно получил в ответ обещание помочь во всех начинаниях, предпринятых для того, чтобы сохранить во Франции память о великом русском писателе. Так я стал заложником собственной инициативы. Сначала организовал Ассоциацию почитателей Бунина в Париже, затем — уже в качестве её президента – добился того, чтобы на зданиях, где жил Иван Бунин во Франции, появились мемориальные доски, а в Париже и Грасе - бюсты первого русского писателя, получившего Нобелевскую премию.

Признаюсь, потребовалось немало усилий, чтобы мы смогли купить виллу «Бельведер». Нужно сказать, что ей уже начинало угрожать медленное разрушение: в течение многих лет дом сдавался внаём людям, приезжающим отдыхать на Лазурном берегу. Переговоры с её владелицей были долгими, но благодаря помощи мэра Граса это всё же удалось. К 2010 году собираюсь открыть здесь Дом-музей Ивана Бунина.

Сегодня на вилле производятся ремонтные работы, но волнению от встречи со старинным провансальским домом, где жил гениальный русский писатель, это не мешает. У входа серебрятся на ветру оливы, и каждая из них помнит Бунина. Фасад дома пересекают морщинистые трещины.

Родители Гавриила Симонова познакомились в Крыму, куда добрались вместе с отступающими войсками Врангеля. Из Новороссийска отправились в своё пожизненное эмигрантское скитание. Турция, Чехословакия, Франция – таков был этот путь. Гавриил родился в Париже 10 лет спустя после того великого исхода. Его предки по мужской линии были людьми военными. Дед служил царю и Отечеству верой и правдой, уйдя под старость на покой в своё семейное имение под Тулой. Отец, ротмистр Николай Симонов, в Гражданскую воевал в конном дивизионе имени генерала Корнилова. Семейные предания сохранили такой факт: однажды в рукопашном бою он был тяжело ранен, потерял сознание, его посчитали убитым и вместе с другими погибшими приготовили к погребению. После панихиды брат подошёл к «покойному», чтобы проводить его в последний путь по православному обычаю прощальным поцелуем, и обнаружил, что Николай дышит…

Мать, выпускница Екатеринодарского института благородных девиц, в первом браке была женой казачьего офицера. Он ушёл воевать с большевиками спустя неделю после свадьбы. Так вышло, что его застрелили на глазах у молодой женщины. Атмосфера этих воспоминаний привносила в детский мир Гавриила свои «краски», он повзрослел намного раньше своих французских сверстников. К России, по признанию самого Гавриила Николаевича, он испытывает противоречивые чувства. С одной стороны, это богатейшая русская культура, с другой – политика, социум, трагический эмигрантский путь его семьи. Во всяком случае ностальгией по исторической родине он не страдает, Симонов вырос и состоялся на Западе. Он окончил физико-математический факультет Сорбонны, работал в лабораториях Ирины и Фридриха Жолио-Кюри. После двухлетней стажировки в США основал центр ядерных исследований возле Бордо. Его последние научные труды посвящены проблемам геронтологии, а книга Симонова «Как дожить до 120 лет, или Новая вечность», выпущенная крупнейшим французским издательством Grasset, разошлась тиражом в 50 тыс. экземпляров. Она переведена на несколько европейских языков, в том числе на русский.

И всё же русский человек, пусть даже в парижском «обличии», обладает особой чуткостью и памятью сердца. Вот почему бунинские «Тёмные аллеи», «Митина любовь» не могли не всколыхнуть в памяти Гавриила Николаевича уже почти стёршиеся ностальгические интонации отца и матери, которые звучали в их голосе, когда они вспоминали о России. И вот почему он решил выкупить старую виллу и открыть в ней Дом-музей Ивана Бунина. Удивительно, но факт: до сих пор почтовый ящик в «Бельведере» полон писем. Пишут русские туристы, приезжающие отдохнуть на Лазурный берег, студенты и школьники, пенсионеры и домохозяйки. Бунина помнят в России. И хочется верить, не забудут и во Франции.