День рытья

ГОРОДА, как и люди, – разные. Я имею в виду не внешность; понятно, что Лондон не похож на Уссурийск. Речь о характерах. Люди ведь тоже принципиально делятся не на толстых и худых. Скорее – на весёлых и мрачных, талантливых и бездарных, умных и недалёких.

2 июль 2008 Электронная версия газеты "Владивосток" №2362 от 2 июль 2008

ГОРОДА, как и люди, – разные. Я имею в виду не внешность; понятно, что Лондон не похож на Уссурийск. Речь о характерах. Люди ведь тоже принципиально делятся не на толстых и худых. Скорее – на весёлых и мрачных, талантливых и бездарных, умных и недалёких. И каждый из них имеет свой, абсолютно уникальный характер.

Так же – и города. Есть давящие на тебя всей своей массой, вызывающие лишь одно желание – скорее вырваться на волю. Такие как Магадан, Екатеринбург и даже зимний Питер. А есть лёгкие, распахнутые тебе навстречу, зовущие и манящие. (Этот список, как и предыдущий, в силу известной субъективности каждый может составить и дополнить сам.)

Куда отнести Владивосток, отмечающий сегодня очередной день рождения?

Мне кажется, что город наш всё-таки экстраверт – открытый, импульсивный, с мощным драйвом, что, кстати, отмечают и те, кто бывает здесь лишь наездами. Наверное, более замызганный и неряшливый по сравнению с тем же чистеньким и ухоженным Хабаровском. Но уж зато как у нас кипит жизнь – ещё поискать.

Похоже, Владивосток был таким всегда, потому что в силу географического расположения он оказался на краю российской ойкумены. До Калифорнии в XIX веке добирались лишь самые отчаянные авантюристы и искатели приключений - остальные оседали по дороге, на полпути. Точно такие же люди и в то же самое время, пересекая гигантский евроазиатский материк, добирались до Владивостока. Дальше двигаться было уже просто некуда.

Как, впрочем, и сегодня.

Золотые годы – порто-франко рубежа двух предыдущих веков. Говорят, если бы темпы тогдашнего роста города сохранялись беспрерывно, то сегодня Владивосток вполне был бы сопоставим как минимум с Гонконгом или Сингапуром.

Однако вместо этого со всей страной мы приняли участие в гигантском утопическом эксперименте; для Владивостока он выразился в том, что из экстраверта решили насильственным путём сделать интроверта – закрытый порт, куда не то что буржуинский шпиён, но и не всякий соотечественник мог попасть. И никакие клятвы ХРУЩЁВА построить на берегах Золотого Рога второй Сан-Франциско не могли в принципе иметь под собой никакой почвы – в условиях замкнутого пространства.

К счастью, завесы рухнули. Страница перевёрнута.

Теперь зазвучали слова о втором рождении Владивостока, о том, что к 2012 году здесь будет город-сад.

Будет ли?

Нажитый опыт заставляет критично относиться к высоким обещаниям (построить коммунизм, дать всем квартиры и т. д.). На месте властей я бы главным элементом празднования сделал следующее: поставил бы с двух сторон бухты экскаваторы, которые – с непременными оркестрами и перерезаниями ленточек – приступили бы к рытью котлованов под опоры будущего моста.

Вот это был бы праздник!