Саша

Вчера исполнилось 40 дней со дня смерти прекрасного русского актёра Александра АБДУЛОВА. Горечь утраты за это время хоть и притупилась, но никуда не делась. По просьбе «В» сегодня своими мыслями, воспоминаниями об этом человеке делится приморский сценарис

12 февр. 2008 Электронная версия газеты "Владивосток" №2288 от 12 февр. 2008
6bf653fa8f54347af4e19c1752e7b4eb.jpg

Вчера исполнилось 40 дней со дня смерти прекрасного русского актёра Александра АБДУЛОВА. Горечь утраты за это время хоть и притупилась, но никуда не делась.

По просьбе «В» сегодня своими мыслями, воспоминаниями об этом человеке делится приморский сценарист и режиссёр Юрий ГОНЧАРОВ, которому посчастливилось работать вместе с Александром Гавриловичем Абдуловым.

Невозможно привыкнуть к мысли о том, что сейчас придётся жить без Саши… Как это?! Необъяснимо… Наверное, многое вообще потеряло всякий смысл после его ухода. Многое. И для многих… Находясь рядом с ним, пусть даже не постоянно, пусть с перерывами, а для меня всё началось в 2004 году, когда Саша предложил поработать вместе над сценарием к «Гиперболоиду», ты попадал в мощный круговорот какой-то… невероятной, солнечной энергетики и сам становился протуберанцем, не имея возможности остановиться или отвлечься на что-то иное, кроме того, чем ты занимался… Столько света, столько добра… Саша был удивительно щедрым человеком - он не жалел себя, он отдавал семье, друзьям и творчеству не просто душу, сердце, нервы - именно что себя самого, - со стороны это сложно представить, можно только почувствовать…

Абдулов, на мой взгляд, обладал редчайшим даром - менять судьбу людей, может, это было одним из его изначальных предназначений. Пусть окружающий мир не менялся, и порядок вещей оставался прежним, и день всё так же сменяла ночь, но человек, слышавший Сашу, видевший его, говоривший с ним, словно получал шанс всё исправить, всё начать сначала, став честнее, добрее, благороднее, совершить поступок, на который раньше не хватало сил, духу, смелости… «Любить», «Помогать», «Защищать» - Сашины глаголы. Порою он представлялся мне литературным героем так и не написанной книги - из мира восторженного юношества, человеком, в котором соединились черты тех персонажей, которых благородное юношество обожало и перед которым преклонялось… Он был как старший брат, о котором мечтает каждый мальчишка и лучше которого никогда не существовало. Я до сих пор живу в каком-то… параллельном мире, и моё сознание разделено, я сам разделён - с уходом Саши ушла половина меня, - только пустота, отчаяние, и это уже никогда не восполнить. И здесь никто не поможет - ни время, ни небо, ни я сам, я живу с этим 40 дней и буду жить с этим дальше… Спасибо тебе, Санечка…