Почему российский краб - вид, исчезающий в японских желудках?

Японский порт Вакканай, десять часов вечера, полутёмный бар «Асахи». В углу на шесте извивается по-нездешнему смуглая стриптизёрша. На неё осоловелым взглядом взирает единственный посетитель - русский капитан по имени Саша... Денег не считает - вчера его

27 дек. 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2267 от 27 дек. 2007

Японский порт Вакканай, десять часов вечера, полутёмный бар «Асахи». В углу на шесте извивается по-нездешнему смуглая стриптизёрша. На неё осоловелым взглядом взирает единственный посетитель - русский капитан по имени Саша. Он сидит перед батареей из пустых бутылок пива «Балтика» и неспешно курит. Саша отдыхает здесь с самого утра. Денег не считает - вчера его корабль привёз краба.

- По российскому закону я должен разгружаться на родине. Но там я заработаю в лучшем случае доллар с килограмма, а тут - все пять. Поэтому, ясное дело, плыву сюда, - откровенничает захмелевший моряк.

Арифметика нехитрая. За двадцать тонн краба - таков средний улов - японцы платят Саше $100 тыс. Половину он отдаёт владельцу судна, а остальное делит команда. Кроме того, примерно $50 тыс. постоянно лежит у Саши «на сейфе» - на случай встречи с «погранцами». Это гарантия того, что судно и улов останутся целы. Впрочем, судна Саше не жалко - ему уже пошёл четвёртый десяток, и не сегодня-завтра его всё равно придётся списывать. Улов дороже.

- Есть ещё вариант выйти сухим из воды, - продолжает капитан. - Можно «превратить» живого краба в свежемороженого. Нужно только успеть быстренько слить из трюма воду и завалить краба льдом (мороженого краба в отличие от живого закон экспортировать разрешает. - Ред.).

Немаловажный нюанс. Сашино судно, как и большинство браконьерских судов, ходит под флагом Камбоджи - несмотря на то, что весь экипаж состоит из жителей Сахалина.

- Поэтому «мороженого» краба пограничники конфисковать у нас не могут - по нашим, камбоджийским, законам мы не обязаны иметь на него российские документы, - смеётся капитан и манит татуированным пальцем стриптизёршу. Та испуганно замирает на шесте.

- В прошлый раз он, подлец, стрельбу тут устроил, - вполголоса рассказал мне бармен, пока Саша пытался пристроить купюру на теле стриптизёрши, - я даже полицию вызывал, но она не приехала. Японцы предпочитают не трогать русских. Ведь от них зависит их собственное будущее.

Бармен не преувеличивает. Вся портовая экономика держится на наших ракообразных. Они тут даже возведены в своеобразный культ. На каждом доме - красочное изображение краба. Самое большое - над зданием рыбного рынка. Большинство горожан покупает крабов именно здесь. Маленького волосатого краба можно приобрести за $20, а вот исполинского камчатского - весом 5-7 кг менее чем за $100 найти трудно. Живые чудища-осьминоги, гребешки, кальмары, морские ежи, креветки, разнообразная рыба - ассортимент на любой вкус и кошелёк.

- Дешевле можно купить только у самих рыбаков. Правда, никакой гарантии на свой товар они не дают - могут и тухлятину продать. А у меня всё свежайшее, - маленький японец упорно пытается всучить мне здоровенного «камчадала» и даже обещает «очень хорошую скидку».

Продавец имеет в виду японских рыбаков, которые тоже добывают краба - в своей экономической зоне. Правда, совсем немного - почти всё, что можно у себя выловить, японцы уже выловили. Поэтому они прямо в море перегружают добычу с российских судов и выдают браконьерский улов за легальный.

Вот и получается, что, несмотря на все запреты, российский краб прямиком отправляется в японские портовые города. Причём объёмы его вылова в несколько раз превышают разрешённую квоту.

- Если дело пойдёт так и дальше, скоро краба не останется вообще. Его просто всего выловят, - сокрушается руководитель центра общественных связей Госкомрыболовства Александр САВЕЛЬЕВ.

Чтобы восстановить популяцию краба, российские власти собираются ввести временный мораторий на его вылов в ряде дальневосточных зон.

От одной мысли об этом японцы приходят в ужас. Многие ещё помнят те времена, когда в порт (едва ли не ежедневно) заходило не менее десятка русских судов. После того как в прошлом году в России был запрещён экспорт живого краба, их число сократилось до двуx-трёх. А что будет в будущем, сокрушаются японцы…

- Если российские власти введут мораторий на вылов краба, наш порт может и вовсе прийти в запустение. Поэтому, прежде чем принимать такие радикальные меры, нужно придумать, чем будут заниматься оставшиеся без работы люди, - говорит Макото ИИДА из компании Condor Trading, занимающейся добычей краба. По его словам, молодёжь и так уже уезжает из Вакканая и скоро работать станет совсем некому. Неужели российские власти этого не понимают?

К такому трогательному призыву можно только добавить, что на самом деле, по данным местной таможни, за 10 месяцев этого года в порт было импортировано около 9 тыс. тонн живого краба на сумму почти $50 млн. При этом объём поставок только увеличивается. Так, например, с прошлого года он вырос почти на 70%. В общем, на хлеб с икрой японцам хватает.

Сейчас в городе работает десяток перерабатывающих предприятий. Сколько краба они перерабатывают, не знает никто. Общаться с российским корреспондентом они категорически отказались. Причём под смехотворным предлогом - негде, дескать, усадить журналистов. Не помогло и ходатайство властей.

- Это частные фирмы, и мы не вправе им что-то указывать. Хотя и понимаем, что их работа не совсем легальна, - объясняет Кога МИЦУХАРУ, чиновник портового ведомства Вакканая.

- А вы сами краба едите?

- Да, очень вкусный продукт, - улыбается Кога. То, что он фактически является пособником браконьеров, его абсолютно не смущает. Впрочем, как не смущает это и подавляющее большинство японцев, любящих полакомиться российским деликатесом.