Год чтения: жил бледно, умер незаметно

До конца года осталось каких-то два с половиной месяца, и наиболее предприимчивые граждане уже планируют, где будут встречать 2008-й. Год семьи, между прочим. А нынешний, кто помнит, был президентом России объявлен Годом русского языка и Годом чтения.

19 окт. 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2229 от 19 окт. 2007
74597388a0341a34de28fa8f40499cc1.jpg


До конца года осталось каких-то два с половиной месяца, и наиболее предприимчивые граждане уже планируют, где будут встречать 2008-й.

Год семьи, между прочим. А нынешний, кто помнит, был президентом России объявлен Годом русского языка и Годом чтения. С этой точки зрения на не такой уж далекой новогодней вечеринке, провожая 2007-й, можно вполне спокойно заявить: жил бледно, помер незаметно. «Россия подошла к критическому пределу пренебрежения чтением, и на данном этапе можно говорить о начале необратимых процессов разрушения ядра национальной культуры». Эти слова взяты не откуда-нибудь, а из обоснования Национальной программы поддержки и развития чтения. Программы, которая, увы, в год чтения так и не стала нацпроектом. Наверное, в высоких властных коридорах все еще никак не могут поверить, что из «самой читающей нации в мире» мы практически превратились в мало читающую.

Согласно данным ВЦИОМ, которые были озвучены на прошедшем недавно во Владивостоке «Круглом столе» «Поддержка чтения как стратегия сохранения и развития русского языка», 47 процентов населения страны - читающее. 16 процентов никогда не держали в руках книг. 47 - это даже не половина, заметим (в Приморье, по разным данным, читающего населения - 44-45 процентов). Причем читают эти 47 процентов (если брать художественную, а не деловую или справочную литературу) детективы (32%), фантастику (19%) и так далее. Четыре процента читают поэзию, а классическая литература и вовсе получила какие-то смешные цифры рядом с единичкой. Жвачку для мозгов, грубо говоря, потребляют россияне. «Мои любимые писатели, - как сказала недавно одна моя 15-летняя знакомая, - Дарья Донцова, Паоло Коэльо и Булгаков… как его…». Слава богу, в этот список хоть Михаил Афанасьевич затесался - девочке сериал Бортко понравился, и она взяла в руки книгу.

Третий год «В» принимает участие во всероссийской акции «Читают все!», главная цель которой - привлечение внимания читателей к книжным новинкам, выходящим в центральных издательствах. Это значит, что еще четыре года назад серьезные люди, чей бизнес связан с производством и продажей печатного слова, не на шутку забеспокоились: читают в России все меньше. Еще раньше беспокоиться начали библиотекари, учителя. На себе падение интереса к чтению в полной мере ощутили и журналисты.

Удивляться, собственно, нечему. Сегодняшняя полукатастрофическая ситуация вызревала не год и не два. Она началась еще в советские времена, когда постепенно чтение как таковое и восприятие художественной литературы заменялось знанием набора штампов: «Автор хотел сказать… В образе Катерины Островский отобразил… Лев Толстой как зеркало…». Затем началась трагическая перестройка образования, в итоге - учебные часы на литературу сокращены так, что уже не до штампов, успевали бы ученики скачанные в Интернете рефераты прочесть…

В библиотеках меж тем тихо урезалось финансирование. В 2006 году, например, на 1000 читателей в «книжкины дома» поступили всего 74 новые книги, а в год на библиотечное обслуживание населения наш щедрый бюджет выделил фантастические деньги: 89 рублей. Впечатляет, правда? Библиотеки - школьные, сельские - превратились в хранилища старых книг. Может, сюда и пришли бы читатели, чтобы ознакомиться с новинками, с интересными писателями, получающими премии типа «Задушевного слова» или «Нацбеста», - да нет этих книг в фондах. Школьные библиотеки вообще по сути превратились в места выдачи-сдачи учебников. С момента принятия пресловутого 131-го закона в крае закрылось более сотни библиотек. А зачем эта ноша местным властям?

Книгоиздатели тоже постарались, завалив страну сначала детективами и романами, а потом уж опомнились: ах, оказывается, после жвачки для мозгов никто не хочет покупать Улицкую, Иванова, Уэльбека, Толстого et cetera.

Писатели - и те внесли свою лепту. Сначала благодушно взирали с вершин Парнаса на творящееся безобразие, а когда спохватились - поезд-то не просто ушел, уже и рельсы унесли…

Да и мы, акулы пера, тоже не без греха. Много ли газет, ТВ-каналов, радио регулярно освещают проблемы чтения, говорят о книжных новинках? То-то.

Что имеем в итоге? Пропала традиция семейного чтения. Дети, подростки, замученные вопросом, а что автор хотел сказать, перестали воспринимать книгу как удовольствие, как процесс получения знаний, как духовное обогащение, как радость… Читать стало не престижно, не круто…

С тем, что пора - уже лет пять, как пора! - кардинально менять ситуацию, сегодня согласны все: школа, библиотека, книжный магазин, издательство. Даже власть. Почти. Ну, то есть в целом. Нашим господам - слугам народа - все еще кажется, что есть более важные вопросы. На «Круглом столе», кстати, были все, кроме представителей власти. Что показательно. Собравшиеся говорили уже не столько о проблеме, сколько о путях ее решения. Каждый вносил свою лепту: библиотекари идут в детские сады и школы, почти полностью меняя устаревшие методы работы с подростками. Поощряют и в меру своих смешных финансов (привет, власть!) поддерживают, например, читающие семьи.

Учителя в школах возобновляют, возвращаясь к традициям педагогики начала прошлого века, чтение вслух - с обязательной словарной работой. «Бархат - это духи, пшено - кажется, еда, но не уверен», - такие примеры словарного запаса современных младшеклассников привела педагог из Находки Нелли Буданова.

Книготорговцы и издатели всерьез стали относиться к пиару. И все возрастающее участие издателей в ярмарке «Печатный двор» (кстати, сегодня финальный день работы «Печатного двора-2007»), и внимание к ней со стороны столицы - тому подтверждение. Лично у меня робкий оптимизм вызывает увиденное на Московской международной книжной ярмарке: люди приходят сюда с ТЕЛЕЖКАМИ. И увозят в них отнюдь не донцовумарининукоэльоакунина. Слава те…

Словом, есть некая надежда на то, что в совокупности все эти усилия остановят необратимые процессы «нечитания». Если, конечно, обе ветви власти наконец-то встряхнутся и тоже примут участие в реанимационных мероприятиях. Потому что есть главная - одна из главных причин снижения уровня чтения. Деньги. Едва ли не половина россиян вынуждена выбирать, что купить - продукты или книгу. Думаю, только очень сильные люди способны выбрать второе… Кроме того, озабоченные необходимостью кормить семьи граждане вкалывают так, что на чтение элементарно времени не остается. Нация невежественных трудоголиков - как вам перспективка стать такими, а, россияне?

Проблема снижения интереса к чтению давно вышла из области исключительно культурной и превратилась в социальную. Решать ее нам всем вместе. Право, не знаю, что нужно делать, чтобы депутаты, сенаторы и правительство поняли, НАСКОЛЬКО НУЖНО решать, как это важно.

Эх, жаль, что нет данных ВЦИОМ: сколько процентов депутатов Госдумы, сколько министров читают книги. Или - сколько депутатов нашего местного ЗС, сколько вице-губернаторов читают книги. Настоящие. Классику, например, или лауреатов «Нацбеста» или «Букера». Вот было бы интересно узнать статистику. С одной стороны. С другой - страшно. Представляете, если выяснится, что все наши мольбы, доказательства, резоны и просьбы мы обращаем к нечитающей власти, а? Вот тогда - точно каюк…