Подмена понятий

О многострадальной библиотеке имени Горького (здание на Светланской) писалось тысячу раз. Здание разрушалось, ветшало, никому до него не было дела. Вдруг – пару месяцев назад – как по мановению волшебной палочки оделось в строительные леса.

8 авг. 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2187 от 8 авг. 2007

В последнее время стало модно ругать демократию, неистово отождествляя ее со вседозволенностью. Упор при этом обычно делается на 90-е годы: ох уж эти проклятые демократы – все разворовали! Отстраненный взгляд и более точное оперирование терминами, однако, позволяют понять, что мы имеем дело с шулерским приемом подмены понятий. Более подробные рассуждения на эту тему – не для маленькой авторской колонки. Поэтому предпочту привести наглядные примеры, которые у всех на слуху.

О многострадальной библиотеке имени Горького (здание на Светланской) писалось тысячу раз. Здание разрушалось, ветшало, никому до него не было дела. Вдруг – пару месяцев назад – как по мановению волшебной палочки оделось в строительные леса. И также внезапно – неделю назад – строительные леса исчезли. Почему? Кто собирался ремонтировать? Новый потенциальный собственник? Кто такой и как купил? И почему бросил ремонт, практически не начав?

Как думаешь, читатель, легко найти ответы на эти вопросы? (Не «пробить информацию», как говорят журналисты, по своим полузакрытым каналам, а именно получить ее из официальных органов?) Отвечаю: практически невозможно!

Точно так же два года никто из журналистов не может выяснить, что за конкретные физические лица стоят за стройкой монстра напротив мэрии Владивостока. Ведь, в конце концов, каждые ООО и ОАО имеют своих живых учредителей. Фамилии их - абсолютная тайна.

Точно так же разбиваются о стенку все наши попытки узнать: так что ж там происходит с очистными сооружениями краевого центра, о начале строительства которых столько раз торжественно и клятвенно сообщалось с высоких трибун? Болтать все мастера; отвечать на конкретные вопросы не хочет никто.

Подобных примеров можно привести десятки.

Какое отношение это все имеет к демократии? Отвечаю. В странах, считающих себя демократическими, есть такое понятие, не вполне адекватно звучащее на русском языке, - публичные записи. Оно подразумевает, что любые решения – о выигранном тендере или конкурсе, учредительные документы любой фирмы, факты крупных сделок и т. д. и т. п. – являются легко и общедоступными. На коммерческую тайну при этом никто не покушается, однако и спрятать под завесой коммерческой тайны то, что не имеет никакого отношения к предпринимательским секретам, тоже не удастся.

И это, к слову, один из основополагающих принципов демократии.

А потому ругать ее – штука вполне объяснимая и весьма выгодная; заодно, под крики о необходимости завинтить гайки и навести порядок, можно и свои темные делишки обделывать. А кто пытается выяснить лишнее (а лишним, похоже, скоро станет вообще все, кроме торжественных рапортов и клятв) – тот омерзительный демократ и хочет вернуть нас в болото вседозволенно-сти и воровства.

Оно и понятно – ведь настоящее воровство не любит шума.