Можно, только осторожно. Нужно ли экранизировать классику?

- На мой взгляд, было бы лучше, если бы новый «Тихий Дон» подождал, пока будут возвращены все снятые материалы, или - прости, господи, - совсем не выходил на экраны, - так ответил на вопрос корреспондента «В» Александр Шолохов, внук писателя, директор муз

27 июль 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2182 от 27 июль 2007
db1c1ad1278c99f6cc367c62097dff90.jpg

- На мой взгляд, было бы лучше, если бы новый «Тихий Дон» подождал, пока будут возвращены все снятые материалы, или - прости, господи, - совсем не выходил на экраны, - так ответил на вопрос корреспондента «В» Александр Шолохов, внук писателя, директор музея-заповедника Шолохова. И, наверное, выразил мнение многих зрителей, ждавших премьеры «Тихого Дона» (версия Сергея Бондарчука) и разочаровавшихся в итоге…

Не всякому носу, говорит народ, рябину клевать: рябина - ягода нежная. Классическая литература - от Вольтера до Шолохова - будоражит умы киношников: ведь вот он, готовый и однозначно хороший, историей и критиками одобренный сюжет. Налетай! И налетают, и кружат, и жужжат, и даже выдают на-гора многосерийные плоды… Отчего же после просмотра оных во рту остается странный привкус, словно раскусил пустой орех?

Вспомним? Печально, трагически, можно сказать, знаменитый «Тихий Дон», мечта и последыш великого режиссера, снимавшийся во времена, сопоставимые по нестабильности и непредсказуемости с революцией 17-го года… Фильм, которым правил не режиссер, а продюсер, не идея, а деньги. Экранизация, возможно, самого народного, самого русского романа, главные роли в которой исполняют англичанин и американка? В свое время «В» выяснял мнение зрителей о новой версии «Тихого Дона», и были они либо вежливыми, либо осторожными - никто, даже атаман Уссурийского казачьего войска, не высказывал восторга. Почему? Ответ прост: персонажи сохранены, дух выветрен…

И это, наверное, беда или счастье всех экранизаций классических произведений, тот критерий, по которому они оцениваются: удалось сохранить дух оригинала или нет…

В безусловные «не удалось» однозначно попадает «Золотой теленок» Ульяны Шилкиной. Кто бы мог подумать, что из искрометного, бурлящего весельем романа, уже удачно экранизированного, можно сделать заунывный восьмисерийник? А может быть, все от того, что в классический текст Ильфа и Петрова вставили отброшенные авторами куски, изменили финал, перекроили-перешили произведение, тем самым уничтожив его? Да-да, и мы снова возвращаемся к духу…

Почему так много споров вызвала работа Владимира Бортко «Мастер и Маргарита» и такое единодушное признание - его же «Собачье сердце» и «Идиот»? И дело даже не в том, что каждый читатель давно сложил в своей голове образы Мастера, Воланда, Иешуа, Бегемота и пристально следил: угадал режиссер или нет. И не в отвратительной плюшевой игрушке-марионетке, пытающейся изобразить восхитительного Бегемота, проблема. На мой взгляд, беда «Мастера и Маргариты» все в том же: к сюжету приплели некие дополнения и улучшения, в коих великое произведение Булгакова не нуждалось ни на минуту. А «Собачье сердце» и «Идиота» улучшать не стали, оставили как есть. К их же счастью.

Вспоминать загранично-импортные экранизации великих - великих русских классиков - наверное, не стоит. Так же, как и попытки отечественных кинемато-графистов «сыграть французскую жизнь». Не дано проникнуться ни им, ни нам реалиями и духом чужой страны. Потому и Софи Марсо - Каренина - мила, но не более. Так воображают себе страсти «а-ля рюс» французы, но не так и не о том писал Толстой. Потому и Алексей Баталов в «Чисто английском убийстве» - скорее, наше представление о чудаке-писателе, но никак не чудак-писатель в окружении вырождающейся аристократии современной Англии. Есть, конечно, исключения. Например, наш Шерлок Холмс и доктор Ватсон. Или «Солярис» Тарковского. Но и здесь, если покопаться и подумать, мы вернемся к вопросу духа и буквы. Пейзажи для сериала Игоря Масленникова снимали в Прибалтике, нет в картине ни одного кадра, снятого на родине великого сыщика. И звездолет для героев фильма Тарковского был чистой условностью. Не в букве дело! Успех этих экранизаций - в полном, абсолютном уважении духа произведения. В стремлении показать то, что написано, а не то, что вообразил, надумал или захотел улучшить сценарист, продюсер, режиссер… Классика не нуждается в осовременивании или адаптации. Она ведь потому и стала классикой, что - на века. Что всегда актуальна, понятна и любима. И не нужно переводить якобы сложный язык Достоевского в падонкафский сленг, дабы он был понят современными подростками. Пусть, извините, дадут работу уму, жуют и перемалывают…

Удивительной красоты старинный фарфор, конечно, внешне уступает ярким расписным чашкам с китайского рынка. Но если взять такую тонкую нежную кружечку и разрисовать фломастерами, лучше она не станет. Наоборот - потеряет всяческую ценность. С классикой надо обращаться бережно. Не хранить пожизненно в буфете и сдувать пылинки, а таки пить чай - по праздникам и аккуратно.

С литературой и кино - точно так же. Классика была и будет источником вдохновения. И это замечательно. Главное - не разрисовывайте ее фломастерами, не превращайте в ширпотреб. И тогда все будет хорошо.