Наркомания снижается там, где с ней борются!

Как мы уже сообщали, в редакции газеты «Владивосток» прошла «Прямая линия» с руководителем Приморского управления наркоконтроля генерал-лейтенантом полиции Александром РОЛИКОМ (в тексте - А.Р.) и главврачом краевого наркологического диспансера Людмилой МИ

17 июль 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2175 от 17 июль 2007
e1d6d454d0d39868758d7f04dbbe0846.jpg


Как мы уже сообщали, в редакции газеты «Владивосток» прошла «Прямая линия» с руководителем Приморского управления наркоконтроля генерал-лейтенантом полиции Александром РОЛИКОМ (в тексте - А.Р.) и главврачом краевого наркологического диспансера Людмилой МИХАЛЕВОЙ (Л.М.). Как выяснилось, вопросы по профилактике наркозависимости и борьбы с притонами по-прежнему актуальны, несмотря на впечатляющие результаты работы наркологов и сотрудников наркоконтроля.

Возможно, возродятся ЛТП?

- Здравствуйте, вам звонит Татьяна Ивановна, я живу в районе Чуркина. В наших домах живет много наркоманов, и в связи с этим у меня вопрос: может быть, все-таки нам снова помещать всех этих людей в лечебно-трудовые профилактории, как это делалось лет 20-30 назад? И можно ли будет туда помещать всех этих «трудных подростков», которые сегодня закидали всю округу шприцами?

А. Р.: Я отвечу так. Вопрос о принудительном лечении наркозависимых поднимался уже неоднократно в Государственной думе. 23 ноября 2006 года директор нашей федеральной службы Виктор Васильевич Черкесов публично выступил с инициативой введения принудительного лечения наркоманов. Сейчас законотворческий процесс сдвинулся с места. Уверен, что поэтапно такое лечение для, как говорят, законченных наркоманов будет введено. Но этот вопрос затрагивает очень много юридических, экономических, социальных и психологических проблем. Быстро его не решить. Но, если мы хотим спасти людей, ставших жертвами наркотиков, облегчить жизнь окружающим их людям, оздоровить ситуацию и остановить рост наркомании, другого пути у нас нет.

Л. М.: Хотела бы добавить, что с согласия родителей несовершеннолетний может быть помещен в наркологический диспансер для лечения с 16 лет. Законодательство сегодняшнее и то, которое было в СССР, существенно разнится в этом вопросе. Тогда мер принуждения было больше, но не надо думать, что сегодня уж совсем нет рычагов воздействия. Лечить можно, было бы желание. В конце концов, наш приморский опыт последних четырех лет работы в рамках губернаторской программы показывает - наркотизацию отдельно взятого региона можно снизить, были бы желание и конкретные меры. Наркомания снижается там, где с ней борются.

Таблетка не меняет образ жизни!

- «Прямая линия»? Здравствуйте, вас беспокоит жительница Артема, меня зовут Тамара Георгиевна. Я вот какой вопрос хотела задать Александру Ивановичу. Раньше мне привозили китайские таблетки для похудения. Теперь их практически невозможно достать, поскольку ваше ведомство, господин Ролик, объявило эти таблетки запрещенными. Вы можете объяснить, почему?

А. Р.: Конечно, могу. Еще в конце 1990-х годов Россию стал наводнять препарат «Лида», или «Лидия», китайского производства, в котором содержится один из запрещенных сильнодействующих препаратов. Название его я не называю, не- специалистам оно ничего не скажет, объясню проще - это сильнейший стимулятор, который изменяет психофизическое состояние человека, делает его более возбужденным и энергичным. Как вы понимаете, на этом фоне действительно может наблюдаться некоторое снижение веса, но это всего лишь результат переутомления и перерасхода сил. Вот и получается, что похудение - лишь побочный эффект этого препарата. А ушлые продавцы пытаются выдать побочный и крайне сомнительный эффект за основной. Они не думают о том, что у потребителей препарата может появиться зависимость от него, могут пострадать нервная система, почки и печень.

Л. М.: При использовании этого препарата происходят те же реакции, что и при сильном возбуждении нервной системы: сначала выброс адреналина, потом норадреналина. Но вы поймите - организм не может функционировать в состоянии шока, он должен успокаиваться, а «Лидия» этой возможности не дает. Тем более что избыточный вес - это проблема неправильного образа жизни: переедания, малоподвижности, злоупотребления алкоголем и курением, и никакие «тайские» и «китайские» таблетки причину избыточного веса не устраняют. Мы, врачи, всегда говорим, что таблетка не меняет образ жизни.

Адреса, где вам всегда помогут

- Товарищ генерал, помогите! Я обращаюсь к вам с мольбами о помощи. Не знаем, что делать с внуком. Он уже достаточно взрослый, ему 23. Последние года четыре он колется. Из дома выносит все, несколько раз он едва не умирал. Пытался лечиться - бросал. То хочет лечиться, то не хочет. Мы уже измучились. Вы что-нибудь нам можете предложить? С вами можно встретиться лично?

А. Р.: Конечно, я провожу личные приемы граждан. Это происходит каждый понедельник с 15 часов. На прием можно заранее записаться по телефону в приемной: 42-04-42. Помимо меня прием в нашем здании по адресу: Мельниковская, 103 осуществляют мои заместители. Вообще, что касается медицинской стороны вопроса, то лучше задать его специалисту, который сидит рядом со мной.

Л. М.: Я бы советовала начать работу с того, чтобы привести вашего внука к нам - с ним могут поработать психологи и наши консультанты, которые раньше сами употребляли наркотики, а теперь помогают другим избавиться от пристрастия к зелью. Запишите телефоны. 45-74-46 - это общество анонимных наркоманов, которое базируется на Гоголя, 35. Есть еще один телефон, это наш консультант Евгений СМЕЛИК, - 45-58-65. У нас, на Станюковича, 53, вам окажут хороший прием - приходите, будем смотреть, что можно сделать, исходя из ситуации.

А какие у вас результаты?

- Александр Иванович, здравствуйте. Меня зовут Игорь Петрович, я ветеран МВД. У меня такой вопрос. Раньше милиция занималась вопросом борьбы с наркотиками и делала это весьма успешно. А потом зачем-то создали вашу структуру, и теперь она работает в отрыве от милиции. Вам не кажется, что выделять наркополицию как отдельную структуру было просто неразумным шагом?

А. Р.: Я не соглашусь с такой трактовкой. Дело в том, что наркополиция была создана указом президента в 2003 году, так как к тому моменту назрела необходимость остановить наркоагрессию, которая обрушилась на нашу страну. Судите сами: по подсчетам экспертов, ежегодно из-за наркомании Россия теряла до 70 тысяч человек в год! А это нормальное трудоспособное население, которое просто не успевало даже дать потомства! Это была настоящая угроза национальной безопасности - у нас натурально выбивали генофонд. Поэтому и было решено создать специализированную службу, которая сосредоточила бы усилия на борьбе с крупными наркоканалами (в том числе международными и межрегиональными), уничтожении сырьевой базы для производства наркотиков (у нас в Приморье это конопля), борьбе с организованными преступными группами и формированиями. У милиции много других не менее важных задач, и сегодня мы работаем с ней в тесном взаимодействии. Да и в штате наркополиции сегодня множество тех, кто работал в милиции, в частности, по наркотикам. За три года в одном только Приморском крае закрыто свыше 1000 точек сбыта наркотиков, прекращена деятельность 200 наркопритонов и перекрыто несколько десятков устойчивых наркоканалов. А ведь эти каналы функционировали годами. Естественно, такая системная работа привела к определенным позитивным результатам. За четыре года такой работы - и нашей, и врачей, и системы образования, и СМИ в рамках губернаторской программы «Приморье без наркотиков» - мы фиксируем снижение наркомании на 14 процентов. А до 2003 года уровень заболевших не то что не снижался - он увеличивался ежегодно на 5-7 процентов. К тому же мы ведь не просто караем. Сегодня мы координируем и профилактику наркомании, и разработку целевых программ по вовлечению детей и подростков в физкультуру и спорт. Сегодня мы можем принимать решения о привлечении должностных лиц, землепользователей и землевладельцев, бездействующих в борьбе с наркобизнесом, к ответственности за непринятие мер по уничтожению конопли, потому что подобные меры предусмотрены действующим законодательством Российской Федерации. У милиции, увы, этих функций не было.

- А вы не боитесь, что придет новый президент и вашу службу закроют?

А. Р.: Не боюсь. Вы поймите, дело тут не в том, какое министерство как называется. Любое государство, если оно хочет выжить, обязано защищать себя. Просто одни структуры защищают рубежи, другие - правопорядок, а третьи пресекают наркоагрессию. Наркополиция прошла проверку временем. Люди нам стали доверять. Они видят реальную работу. Сообщают нам по «телефону доверия» о точке сбыта, и через какое-то время те, кто содержал эту точку и сбывал зелье, задерживаются нами и по решению суда надолго отправляются в тюрьму. По сути, мы не делаем акцент на тех, кто покупает разовую партию наркотика. Мы сосредоточиваем усилия на тех, кто продает зелье оптом. Два года назад в Артеме нами была задержана крупнейшая партия опия - сразу 95 кг этого наркотика провозили в бензобаке джипа цыганские наркокурьеры. Подумайте, сколько разовых доз не дошло до потребителей благодаря этому задержанию! Так, например, нами был навсегда закрыт так называемый наркомагазин в доме № 6 на ул. Сельской во Владивостоке. Сбытчики предприняли беспрецедентные меры безопасности для того, чтобы уйти от ответственности, но мы сумели обойти все их «рубежи защиты» и задержать с поличным. И, конечно, люди нам благодарны: нет сбыта наркотиков - нет и потребителей, а раз так, то снижается и уровень общеуголовной преступности - кражи, грабежи, разбои. Все знают: закройте притон в одном подъезде - и оздоровится обстановка во всем жилом доме.

Есть и еще одно явление. Нередко по «телефону доверия» нам сообщают о том, что те или иные точки сбыта «крышуют» работники правоохранительных органов. Эту информацию мы тщательно проверяем с УВД, ФСБ и прокуратурой. И действительно, бывает, что находим «оборотней». Эти люди не просто безжалостно изгоняются - они оказываются в тюрьме. Сегодня у наркосбытчика выбор невелик: или отказаться от своего грязного бизнеса, или надолго - на срок до 20 лет - оказаться в колонии.

Александр ОГНЕВСКИЙ, «Владивосток»