Деревянные счеты из прошлого века

Есть во Владивостоке удивительный ведомственный музей. Он разместился на ул. Светланской, 69, в стенах Управления Федерального казначейства по Приморскому краю. Когда-то это здание, пожалуй, одно из самых привлекательных в старом Владивостоке, сейчас - па

15 июнь 2007 Электронная версия газеты "Владивосток" №2158 от 15 июнь 2007
fb0e88bd9f0414a778c34a9a4591460a.jpg


Есть во Владивостоке удивительный ведомственный музей. Он разместился на ул. Светланской, 69, в стенах Управления Федерального казначейства по Приморскому краю. Когда-то это здание, пожалуй, одно из самых привлекательных в старом Владивостоке, сейчас - памятник истории и архитектуры, принадлежало Алексею Дмитриевичу Старцеву (сыну декабриста Николая Бестужева), коммерции советнику, купцу первой гильдии, ученому и общественному деятелю. Оно знаменито еще тем, что в начале прошлого века здесь на первом этаже размещался большой нотный магазин, где впервые прозвучал знаменитый вальс капельмейстера 11-го Восточно-Сибирского полка Макса Кюсса «Амурские волны».

Это было давным-давно

С 70-х годов ХIХ века и до 20-х годов ХХ во Владивостоке действовало Владивостокское уездное казначейство, которое открылось в далеком краю, на восточной окраине России 10 января 1871 (почти на четверть века раньше, чем Государственный банк) и располагалось на ул. Пушкинской, 21 (сейчас это здание значится под № 23). Именно здесь было совершено самое дерзкое не только по прежним, но и по нынешним временам ограбление. Бандиты сделали подкоп к помещению, где хранилась касса, и вынесли огромную сумму - в пересчете на сегодняшние дензнаки сотни миллионов рублей. Расследованием занимался старший советник Приморской областной управы Александр Суханов, отец революционера Константина Суханова. Несколько месяцев спустя ему все же удалось выйти на след бандитов и вернуть похищенное. После революции 1917 года функции казначейства постепенно перешли к банку.

15 лет назад государство решило возродить казначейство. Сегодня через его руки проходят громаднейшие денежные потоки, правда, виртуальные. А казначейские билеты, расчетные знаки, другие купюры и монеты, которые проходили через органы казначейств в прошлые времена, можно увидеть у коллекционеров и, конечно же в музеях, в том числе и в музее УФК по Приморскому краю.

Кредитный билет за подписью Ковнацкого


- Всякий раз, когда я рассматриваю эти старые «купюры»: сторублевый государственный кредитный билет 1918 года, рублевый - 1920-го, чек Владивостокского отделения Государственного банка на сумму в одну тысячу рублей, мне невольно хочется прикоснуться пальцами к подписи «Ковнацкий», - говорит скрипачка Ольга Каулина, внучка И. А. Ковнацкого (у которой, кстати, в свое время брала уроки музыки дочь работника Отделения УФК по Приморскому краю - как тесен мир!). - Будто держу деда за руку. Денежные знаки, а еще несколько «молодых» фотографий, где они вместе с бабушкой вскоре после свадьбы, с первенцем - дочерью Еленой, седоусый портрет и удостоверение Дальневосточной краевой конторы Госбанка: здесь Иван Аркадьевич Ковнацкий в 20-30-е годы работал старшим кассиром - все, что осталось в память о нем.

Моя мама была младшим ребенком в большой и дружной семье Ковнацких, где родились 17(!) детей. Почти все из них получили хорошее образование, имели прекрасный музыкальный слух. Дедушка, поляк по происхождению, насколько известно, был направлен во Владивосток в 1914 году из Хабаровска. Он страстно увлекался охотой, правда, ходил только на птицу, любил книги. Как гласят семейные предания, осенью 1922-го, когда в его руках были самые главные ключи (он заведовал кассой и кладовой), дед мог уйти с эскадрой Старка за рубеж. Но он выбрал другую судьбу: все деньги до копейки передал Сергею Лазо, а чуть позже в помощь на восстановление разрушенного в стране хозяйства пошли все золотые семейные украшения. У бабушки осталось только обручальное кольцо. Дело дедушки продолжила лишь дочь Людмила Ковнацкая. Она так и не вышла замуж, оставшись верной своему жениху, который ушел в эмиграцию. Именно тетя Люда завещала мне памятные реликвии.

Химический карандаш - уже экспонат

Этот музей появился на свет три года назад, в сентябре 2004 года, прежде всего благодаря стараниям руководителя управления Галины Дмитриевны Мостовой. Ей хотелось, с одной стороны, восстановить историю казначейской системы в Приморье, а с другой - воспитывать на старых добрых традициях новые поколения казначеев.

Большинство экспонатов, а их в музее более тысячи, собрано работниками Управления и Отделений УФК по Приморскому краю. Это копии и оригиналы документов, гербовых марок и бумаг, денежных знаков и денежных суррогатов. Представленные в музее материалы помогают восстановить историю развития уездных казначейств на территории Приморья - Владивостокского, Никольск-Уссурийского, Иманского. Из первых официальных документов 1869 и 1870 годов становится известно, что казначейство во Владивостоке было создано в связи с переводом сюда штаба Сибирской флотилии, и первым его казначеем стал Павел Горбунцов.

Сегодня среди музейных экспонатов можно увидеть массивную дубовую канцелярскую мебель, типичную для конца XIX века, стол и кресло. В прошлом веке они принадлежали Обществу изучения Амурского края. Сидеть за этим столом вполне мог один из основателей Общества и заведующий его библиотекой И. А. Бушуев. Находясь в чине коллежского секретаря, он исполнял должность заседателя окружного суда и в 1883 году некоторое время заведовал Владивостокским уездным казначейством.

Деревянные счеты 1902 года - подарок из Надеждинского района, старинная чернильница - из Кавалеровского. Есть в коллекции химический карандаш - большая редкость по нынешним временам. Даже столетние кирпичи заняли достойное место в экспозиции. Один - фирмы «Кларксон», найденный в подвале казначейства (из него построил дом Старцев), другой - с клеймом кирпичного завода Старцева.

Я поведу тебя в музей

Казалось бы, «бумажный» музей, что в нем интересного: документы, указы, денежные знаки, которые давно прекратили хождение. Но где еще можно узнать, кто был первым кассиром или письмоводителем, сколько получал казначей - а ему причиталось с содержанием 800 рублей в год - приличная сумма по меркам позапрошлого века. А здесь - пожалуйста, читаешь первый список штатов Владивостокского уездного казначейства, датированный 1874 годом, и все становится ясно. А чего стоит один только каллиграфический почерк: за каждым завитком - живой человек (сегодня это искусство, можно сказать, утрачено). Это вам не машинный или компьютерный набор. К слову, мы решили проследить также историю развития счетной «техники», представив помимо счет редкую арифметическую линейку, калькуляторы, механическую счетную машинку «Феликс-М» (теперь мало кто знает, как на ней работать, хорошо бы еще инструкцию получить, может быть, у кого-то сохранилась).

В коллекции денежных знаков несомненный интерес представляют купоны государственного внутреннего займа Временного правительства 1917 года с «надпечаткой»: «Обязателен к обращению наравне с кредитными билетами и расчетными знаками Российской Социалистической Федеративной Советской Республики». Есть совершенно уникальные документы - подлинные квитанции об оплате пошлин с печатью Никольск-Уссурийского уездного казначейства.

Музей хранит не только память прошлого, он тщательно «записывает» историю сегодняшнего дня управления и всех его 34 отделений. Это прежде всего развитие современной системы казначейства, бюджетных и казначейских технологий, поэтапное внедрение новейших информационных систем, совершенствование процессов кассового обслуживания исполнения бюджета всех уровней.

Это своеобразная летопись, которая ведется в хронологии важнейших событий и мероприятий современного 15-летнего периода жизни казначейства.

Кроме того, в музее хранятся призы, картины, фотографии с конкурсов на звание «Лучший казначей», фестивалей художественной самодеятельности, различных выставок. Но, пожалуй, самый уникальный экспонат в современном разделе - большая фотография под названием «Резерв кадров на 2026 год». Она подсказала нам тему на будущее: у входа в Отделение по Чугуевскому району УФК по Приморскому краю рядом сидят казначейские дети и внуки. Мы записали их имена, чтобы через двадцать лет посмотреть, не станет ли кто-нибудь из них казначеем…